Влияние стимулирования эффективного труда на социально-экономическое развитие

.

И.Фахрутдинов, доктор технических наук, профессор, академик АН РТ

     Рассматривается процесс совершенствования насущных для практики систем стимулирования (мотивации) эффективного труда – главного механизма справедливого распределения материальных благ. Анализируется влияние стимулирования труда на научно-технический прогресс и в целом – на рачительное развитие общественного строя. Показана катастрофическая опасность уравниловки в системе вознаграждения за труд, как и несправедливое материальное вознаграждения и безответственность. Приводятся проверенные с успешным результатом на практике примеры систем стимулирования эффективного труда.

Ключевые слова: стимулирование, эффективный труд, уравниловка, распределение благ, развитие, научно-технический прогресс, общественный строй. ответственность.

УДК-331; ББК 65.24

Мировой кризис, начавшийся в 2008 году, многие годы не удаётся, как удавалось прежде, победить монитаристскими методами. Стали очевидны явные признаки необратимости кризиса всей мировой так называемой свободной рыночной системы (по сути – мирового диктата транснациональных финансово-промышленных корпораций), главный двигатель развития которой - неограниченный рост потребления ради бесконечного увеличения прибылей транснациональных корпораций. При этом избыточное потребление ресурсов земли продолжает с ускорением опережать способность экосферы земли самовосстанавливаться. Ради спасения человечества необходимо начинать поворот развития человечества в направлении более рачительного расходования ресурсов земли. В этой статье автор рассмотривает системы стимулирования справедливого распределения материальных благ и ответственности как неотъелимая и необходимая часть социально-инновационной экономики.

Если рассмотреть развитие экономических теорий в мире, то станет видно, что они преимущественно развиваются в сфере исследования проблем макроэкономики изживающей себя свободной рыночной системы и теории монетаризма. Это престижно. За наиболее заметные труды в этой сфере учёные-экономисты, служащие интересам транснациональных корпораций, удостаиваются признаний и престижных наград, включая Нобелевскую премию. Поэтому в том числе экономическая теория "хромает", оставляя без достаточного внимания такие проблемы, пренебрежение которыми серьёзно тормозит рачительное развитие социального прогресса. К таким, в полной мере, относятся проблемы, связанные с учётом природного поведения человека и влияния стимулов (мотиваций) и ответственности на результаты его общественно полезного труда и на социально-экономическое развитие общественного строя. К сожалению, достижения в создании механизмов стимулирования эффективного труда и ответственности весьма скромны и мало пригодны для практики. Например:

Американский инженер Ф.Тейлор рассматривал человека в системе как придаток машины, реагирующий лишь на материальные стимулы. В постсталинском СССР фактически возвеличивались только духовные богатства, а даже незначительное превышение над минимально  необходимой  материальной потребностью подвергалось жестокой критике. Как тейлоровский, так и постсталинский советский подходы к вопросу о стимулах были однобоки и представляли крайние точки зрения.

     На смену уже не эффективному тейлоризму в США пришла “школа человеческих отношений", провозгласившая "социального человека", который находится под воздействием межличностного влияния в рабочей группе. Здесь первую роль играют эмоции, нерациональные аспекты поведения и к основным стимулам отнесены заработная плата, условия труда, межличностные отношения в коллективе и стиль руководства. К следующей группе стимулирующих факторов отнесены трудовые успехи работника, признание его заслуг, степень делегируемой ответственности, повышение по службе, рост квалификации и наличие возможности для проявления творчества. Но и эта теория даже в самих США внедряется далеко не везде.

     В то же время японская традиционно самобытная нация смогла понять систему мотивации "социального человека" больше, чем в США, пропустить её через свою этническую психологию с характерной склонностью подстраиваться под ситуацию, и не нацелена, как западные нации, на преобразование и ломку ситуации.

Советская нация по своей этнической психологии была ближе к японской, чем к американской. Межличностные отношения с преобладанием неформальных отношений и уравниловки при вознаграждении за труд в России и в Японии сложились ещё в пору, когда основу экономики составляла сельская община. Уравниловка в этих странах продолжала существовать даже на первой стадии капитализма, когда машинное производство уже требовало отдельных умельцев. Но, в отличие от дореволюционной России и, позже - в постсталинском СССР, в Японии сумели нащупать компромисс между уравниловкой и учётом личного вклада каждого работника в производство. На японских предприятиях была введена оплата по выслуге лет, дифференцированная зарплата, премии, индивидуальные денежные вознаграждения по довольно обширному перечню. Даже применяемые в крупных компаниях "пожизненный найм" относят к одной из причин, стимулировавших рост экономики Японии в семидесятые и восьмидесятые годы прошлого века на фоне общего спада в других капиталистических странах. Но рассмотрим подробней как обстояли дела со стимулированием эффективного труда в СССР и постсоветской России.    

     Нередко, даже высокообразованные и умудрённые опытом жизни граждане задаются впросом: "А был ли в СССР построен социализм?" Прежде чем рассматривать состояние проблемы стимулирования в СССР-России, необходимо ответить на этот вопрос, прямо относящийся к теме стимулирования эффективного труда.

 

   В бывшем СССР, в сталинский период правления, с трудностями, но успешно начиналось строительство социализма. С приходом к власти Н.Хрущёва после 1954 года тормозящими стали полная монополия государственной собственности и административно-командное управление с его хозяйственным механизмом, замедляющим научно-технический прогресс. А, например, в Швеции, наилучшей из стран, строивших социализм через реформирование капитализма, систему называют функциональным социализмом. Но в Швеции в тормозящий фактор превратились частная собственность на все средства производства и природные ресурсы, а также всеохватывающая зависимость Швеции от свободной мировой рыночной системы, хищно пожирающей экосистему Земли. Но главным тормозящим фактором в обоих направлениях стало несправедливое распределение материальных благ. Поэтому: социалистическим имел бы право называться только такой общественный строй, в котором в дополнение к экономическим преобразованиям был бы реализован ещё и общий для обоих направлений строительства социализма важнейший принцип распределения материальных благ - "от каждого - по способностям, каждому - по труду". (При этом, конечно, слова “по труду” означают, что речь идёт о распределении средств, оставшихся в распоряжнии трудового коллектива после отчисления в распоряжение государства установленной доли созданого трудовым коллективом совокупного продукта.). Значит, чтобы ответить на вопрос тех граждан, надо разобраться, были ли в СССР реализованы обе част этого принципа. Способности трудящегося приблизительно принято оценивать уровнем квалификации, опытом работы, профессиональными знаниями и мастерством. Полноту пользы от этих способностей с приближением тоже умеют оценивать (например, для рабочих – объёмом, качеством продукции и временем, затрачиваемым на её производство, для руководителей - эффективностью организации производства этой продукции, для инженеров и научных работников – новизной, эффективностью и соответствием современным требованиям уровня разработок, конкурентоспособностью и т.п.). То есть первая часть принципа социализма в СССР уже неплохо выполнялась. После чего самым важным оставалось требование второй части принципа социализма - "каждому - по труду". Но поскольку вторая часть принципа социализма ещё нигде в мире и никогда не была реализована, то и построенного социализма нигде не было.

 Это относится и к бывшему СССР. Вспомним, что при Сталине началась отработка систем вознаграждения трудящихся в зависимости от эффективности труда (сдельная зарплата рабочего, аккордная оплата труда ИТР и т.д.). Именно тогда в СССР был ликвидирован вечный бич свободно-рыночных общественных систем - безработица, были созданы системы бесплатного предоставления жилья, образования и здравоохранения, льготных или бесплатных путёвок в дома отдыха и санатории, организации отдыха детей (пионерские лагеря и базы отдыха детских садов), пенсионное обеспечение больных и старых, постепенно рос уровень жизни и т.п. Советский Союз стал социальным государством. То есть делались первые шаги на пути к реализации второй части принципа социализма, и Советский Союз двигался по пути становления наиболее рационального и рачительного государственного образования. В Советском Союзе уже была создана небывалая в истории человечества стартовая комплексная социально-экономическая база государства, необходимая для пока ещё бедного, но растущего социально-материального и уже достигшего высокого духовного уровня развития.   

Бывший диссидент и мыслитель второй половины ХХ века А.Зиновьев справедливо писал: "Сталинизм исторический как определённая совокупность принципов организации деловой жизни страны, масс населения, управления, поддержания порядка, идеологической обработки, воспитания и образования населения страны и т.д. сыграл великую историческую роль, построив в труднейших условиях основы... социальной организации и защиты их от нападений извне. Но он исчерпал себя, ...." Поэтому постсталинская власть должна была на новой научной основе и с учётом явных недостатков предшествующего периода и угасающего энтузиазма народа активизировать организацию строительства социализма на созданной до неё социально-экономической базе.

     Почему же тогда удалось предателям из партийных верхов так легко развалить страну - СССР?      

   В СССР к пятидесятым годам ХХ века назрела необходимость в научно-обоснованном совершенствовании механизмов управления государственной системой. Вместо этого, с приходом к власти безграмотного волюнтариста Хрущёва началась ликвидация главного привода экономики - эффективных ростков систем оплаты труда, стимулировавших рост производительности труда и потребность производств во внедрении достижений науки и техники. Поэтому резко замедлился научно-технический прогресс, стал снижаться рост производительности труда, началось снижение уровня жизни трудящихся. В результате, власть страны была вынуждена удерживать свой слабеющий статус с помощью давно устаревшего  административно-командного метода управления народным хозяйством и весь организм экономики стал поражаться малозаметным вирусом - уравниловкой в оплате за различные результаты труда и снижением ответственности за ненадлежащее исполнение работ. Уравниловка и недостаточная ответственность вели к равнодушию, безразличию трудящихся масс и стала главной причиной начала гниения всей экономической системы (о ликвидации Хрущёвым стимулов эффективности труда см. статьи В.А.Торгашёва "Вспоминая СССР" и "Вспоминая СССР-2" - http://www.ymuhin.ru/node/897/vspominaya-sssr ).

    Хороший работник по социальной и материальной оценке результатов труда стал мало отличаться от плохого. Инженеры стали получать иногда в разы меньшую зарплату, чем рабочие. Это значит, что не оставалось стимулов для повышения уровня образования и квалификации. На коллектив выделялся определённый фонд зарплаты, превышение которого категорически не допускалось, независимо от того, было или нет увеличение объёма и качества продукции и услуг. Тарифные сетки и должностные оклады также имели очень маленькую разницу между нижним и верхним пределами. Премии платили в процентах от основного оклада, только из сэкономленной величины фонда зарплаты и в строго ограниченных пределах. То есть уравниловка была предопределена. При этом, естественно, даже у инициативных и творческих работников опускались руки. Они видели, как нерадивые работники получали зарплату, равную с ними или лишь чуть меньшую.

     Не менее коварными разновидностями вирусов уравниловки оставались нелепые условия, в которые были поставлены руководители предприятий. Из-за необеспечения плановых государственных заданий всем необходимым, у руководителей предприятий начинал накапливаться страх перед новыми заданиями. Это состояние ещё больше усугубляли региональные партийные власти, сделав системой безвозмездное привлечение предприятий к решению местных проблем: на уборку зерновых и картофеля, заготовку на зиму кормов для скота, изготовление нестандартного оборудования для строек местного значения и т.д. Был отработан криминальный способ давления партийных органов на руководителей предприятий. Решения Обкома КПСС присылали предприятиям с грифом "Секретно. После ознакомления с подписью руководителя предприятия подлежит возврату.". В этих решениях писалось, что якобы руководители предприятий сами единодушно обратились в партийный орган с просьбой привлечь их предприятия к решению такой-то местной проблемы. После возврата предприятием решения в парторган следов этого решения не оставалось, а затраты на такие работы у предприятий были огромны.

     В период праздного властвования Брежнева гниль безразличия расползлась настолько, что к концу этого периода поразила весь организм управления экономической системой страны. Ушла в небытие реформа 1965 года, начатая тогдашним  председателем  Совета министров СССР А.Н.Косыгиным, которая должна была ввести механизмы экономического стимулирования предприятий и их работников в деле повышения эффективности производства, а также избавить производство от чиновничьего волюнтаризма административно-командной системы.

     На короткое время появились признаки самовыздоровления экономики с приходом к власти М.Гобачёва. Например, в 1987 году экономические показатели поднялись на небывалый уровень, был введён закон СССР "О государственном предприятии (объединении)", который предполагал предоставление свобод предприятиям, переход от валового показателя к показателю реализации продукции, переход к учёту прибыли, как к показателю, стимулирующему повышение качества и количества производимой продукции и т.д.. Но ни один закон и ни одно решение власти не принимались комплексно, то есть с одновременной корректировкой всех подзаконных актов. Поэтому законы и решения все, без исключения, оказывались пустышками. Последовал резкий спад темпов развития экономики. Есть изречение – бояться надо не столько врагов, сколько – равнодушных. Из-за молчаливого согласия равнодушных совершаются в мире все крупнейшие преступления. К 1991 году народ довели до такого состояния равнодушия, что он молчаливо позволил пятой колонне предателей партийной верхушки совершить преступление против всего человечества - разрушить СССР!

    Противники строительства социализма объявили плановую систему главной виновницей, позволившей развалить Советский Союз. На деле же уравниловка, а не плановая система СССР, породила безразличие на всех уровня общества. Безответственность и отсутствие заинтересованности в эффективной деятельности породили презрение правящей элиты к своей стране и народу. Всё это вместе и стало причиной падения темпов роста постсталинской экономики и благоприятной почвой для свершения криминального государственного переворота в 1991 году, развалившим СССР с его недостроенным и несправедливо дискредитированным процессом строительства социализма. Народ, превращенный системой в равнодушного наблюдателя и потерявший веру в свою значимость, давно перестал осязать себя хозяином государственной собственности. Безразличие лишило его иммунитета. Требовалось срочно во всём государстве и на всех уровнях, начиная снизу - с уровня предприятий - базиса народного хозяйства, до вершины управления всем государством, разрабатывать и внедрять системы стимулирования эффективного труда. а также - справедливой ответственности.

     Руководители предприятий промышленности и сельского хозяйства обращались в самые высокие инстанции. Так, например, президенту СССР М.Горбачеву было направлено детально разработанное предложение, одобренное Госпланом СССР и ЦК КПСС и по материалам которого в главной газете страны “Правде” была опуликована статья. Ниже приводятся выборки из статьи “Стимулы с гарантией” из газеты "Правда" (20 января 1986 г.):

“...В ходе работы предприятия-исполнители должны быть подотчетны только предприятиям-потребителям, согласовавшим договор, а не - ведомствам или региональным руководящим органам. Министерству же подотчетно лишь головное предприятие...  ...Не только заводы, производящие товар, но и все предприятия, разрабатывающие новую технику (НИИ, КБ, институты АН СССР и вузы), обязаны иметь прибыль. Проценты отчислений (в виде налога с прибыли) от неё будут поступать и в госбюджет, и ведомству (министерству)... ...Премирование министерских работников из отчислений от прибыли предприятия соединит интересы государства и науки с интересами ведомств и заводских коллективов, поможет устранить межведомственные барьеры: чем выше прибыль подведомственного предприятия независимо от того, заказ какого министерства оно выполняет, тем выше премия работников аппарата министерства и тем больше сумма, отчисляемая в госбюджет... ...Гарантия обеспечения каждой новой работы дополнительными ресусами и средствами станет поощрять научно-технический прогресс, повышение производительности труда и отдачу основных фондов. Люди будут стараться уменьшить трудозатраты, чтобы высвободить мощности предприятия под новые заказы, которые будут сулить новые прибыли... Конкурсность, дух соревнования за получение заказа, приносящего новые средства, превратит борьбу за качество, престижность продукции и ее конкурентоспособность в жизненную необходимость.              И.Фахрутдинов. Профессор, г.Казань.” (Предложенная в этой статье система так и не была внедрена в жизнь, но не утратила актуальности и в ХХI веке – И.Ф.).

      Вот выдержки из письма-обращения к Председателю Госплана СССР Ю.Д.Маслюкову:

      “Председателю комиссии по совершенствованию управления, планирования и хозяйственного механизма, Председателю Госплана СССР тов. Маслюкову Ю.Д.                    123009, г. Москва, Центр, Проспект Маркса, 12.

15.07.88            59/1255-70

В статье 14 ”Закона о государственном предприятии” четвёртый абзац пункта 1 гласит "Заработная плата каждого работника определяется конечными результатами работы, личным трудовым вкладом работника и максимальным размером не ограничивается."...

(Далее представлен перечень и анализ  каждого из законов, в реальности действующих в стране, противоречащих друг другу и здравому смыслу, а также полностью исключающих возможность реализации “Закона о госпредприятии” – И.Ф.).

...Катастрофически угрожающей чертой периода застоя стала закономерная невосприимчивость предприятий к научно-техническим достижениям. Определяющей причиной этого порока, подрывающего экономику, является подмена материального стимулирования коллектива, включая руководителя, пресловутыми валовыми показателями, по которым вышестоящими административными органами субъективно оцениваются результаты деятельности предприятий, а затем произвольно принимаются решения о степени поощрения их в пределах вышеперечисленных ограничений... ...Такие условия в течение длительного периода сформировали закономерно равнодушное отношение к научно-техническому прогрессу: жить на старом производстве можно спокойно и долго, а если начать внедрять новую технику за счёт отвлечения перегруженных мощностей, появляется явный риск сорвать план и потерять даже мизерные премии. Итог такого механизма - положение, в котором оказалась экономика страны... ...Поэтому необходимо немедленно в Законе о государственном предприятии сформулировать положения такой системы, которая определяла бы зависимость суммы вознаграждения (или штрафов) коллектива и его руководителей только от выполнения работ, и это - отдельно по каждому из договоров. При этом, во-первых, никто, кроме договаривающихся сторон, не должен вмешиваться в решение вопросов стимулирования, во-вторых, в договорах должна предусматриваться взаимная материальная ответственность договаривающихся сторон: при невыполнении обязательств заказчиком (даже, если заказчик - Государство), последний должен  нести  материальную ответственность автоматически так же, как предприятие-исполнитель…

Председатель Совета директоров НИИ КБ при президиуме Казанского филиала АН СССР, руководитель КМЗ “Союз”, профессор, И.Фахрутдинов. “

     Вторая половина двадцатого века имела все основания стать периодом мирового триумфа Советского Союза, если бы продолжались совершенствоваться  системы, начатые в 1931-1953 годах, стимулировавшие рост производительности труда и научно-технического прогресса, индивидуального и коллективного предпринимательства, а также рыночных механизмов и государственного регулирования всей экономики при сохранении господствующей общественной собственности на средства производства. Этого панически боялся Запад. Ему нужны были экстренные меры для разрушения СССР – опаснейшего конкурента Запада. Разрушить извне СССР было невозможно. Тогда нашли предателей внутри СССР – М.Горбачёва и Ко. Одним из главных консультантов Горбачёва в деле “мирного” разрушения СCCР изнутри была премьер-министр Великобритании Маргарет Тетчер. Но Горбачёв был труслив и слишком медленно разрушал свою страну. Поэтому Запад его заменил на Б.Ельцина. После разрушения СССР Ельциным и Ко в 1991 году Тетчер призналась: “Советский Союз – это страна, представлявшая  серьёзную угрозу для Западного мира. Я имею в виду угрозу экономическую. При рациональном ведении хозяйства у Советского Союза были реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков.”  Следовательно, в СССР социализм не был достроен.

        В постсоветской России со стимулированием труда стало катастрофически плохо – была создана небывало парадоксально-абсурдная система в экономике, стимулирующая несправедливое распределение материальных благ и несправедливое наказание. К постсталинскому равнодушию в постсоветскую психологию населения такая система добавила стремление иметь незаработанные деньги. Эта страшная смесь вместе с несправедливым наказанием стала благодатной почвой для вытравливания патриотизма и выращивания преступников и предателей. Люди стали служить лишь для того, чтобы быть на работе для выживания и, при возможности, подворовывания. Другие, устроившиеся на выгодные места (например, в паучью сеть расплодившихся банков- ростовщиков, на предприятия, добывающие и экспортирующие сырьё, а также - влиятельные чиновничьи, таможенные и т.п.), безнаказанно занимались самообогащением. При этом служившие на нижних уровнях, сравнивая своё убогое обеспечение с незаслуженно обогатившимися верхами, рассуждали: если наверху безнаказанно воруют миллиарды, то они тоже имеют право на незаслуженное добывание денег на своём уровне. Коррупция, полностью поразившая чиновничьи структуры сверху до низу, и откровенное лоббирование депутатами и чиновничеством интересов компаний-взяткодателей превратились в автономно действующую криминальную систему управления экономикой страны, уничтожив возможности для действий рыночных механизмов и стимулирующих систем.

   Таким образом, в постсоветской России стали нормами несправедливое распределение материальных благ и несправедливое наказание, которые стимулировали стремление к паразитическому и преступному образу жизни. А наука, созидание, внедрение мировых научно-технического достижений, честное предпринимательство и честный труд не только не приносили трудящимся дохода и общественного признания, но и стали презираемыми. За истекший с 1991 года период производительность труда в России стала многократно меньше, чем была даже в последние худшие годы СССР. В разы сократилось финансирование фундаментальной науки, научно- исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). Сравните: расходы только одной американской компании General Motors на НИОКР составило в 2008 году 8 млрд. долларов, что в 10 раз было больше всех расходов для этих целей в постсоветской России! В том же 2008 году государство финансировало внедрение в производство результатов НИОКР в Германии в 73% компаний страны, в Бельгии - в 58%, даже в Эстонии - в 47%, а в России - всего в 9,6%. При этом сами зарубежные компании, стимулируемые конкуренцией, затрачивали на НИОКР больше, чем им выделяло государство, а российские - наоборот. ("Российская газета", 8 апр. 2010г.).

Среди руководителей предприятий СССР почти не было таких, кто, даже в несуразнейших постсталинских условиях государственной политики ограничений в оплате труда, не был бы озабочен повышением эффективности труда. Несмотря на многочисленные законодательные ограничения, они непрерывно пытались разрабатывать и внедрять системы стимулирования созидательного труда внутри руководимых ими предприятий.

      В качестве примеров систем стимулирования здесь упомянуты лишь три наиболее эффективные и типичных  из разработанных до разрушения СССР.

    1.   Для инженеров предприятия, разрабатывающего новую технику (НИИ, КБ), была разработана система "БРИЗ" ("бригадная заинтересованность"). Применение этой системы в течение более десяти лет на практике в одном из ОКБ, разрабатывавшем новую авиационную технику, подтвердило её высокую действенность. Суть её представлена в работе [2].

   2. Существенно дополняющая систему "БРИЗ" и более универсальная, пригодная для рабочих, инженерно-технических работников и административно-управленческого персонала предприятия была система, разработанная П. Е. Ельчаниновым. Модель Ельчанинова [1], была экспериментально отработана и внедрена к 1998 году на полутора десятках разнородных предприятий и в разных регионах России. Например, на Первом Московском часовом заводе после внедрения системы Ельчанинова производительность труда выросла на 73 процента при соответствующем росте зарплаты.

  Книга Ельчанинова завершается так: "Причины негативных явлений в нашем обществе объясняются не "низким сознанием", а отжившими формами проявления производственных отношений. Чтобы  ликвидировать "низкое сознание", необходимо устранить те формы проявления производственных отношений, которые определяют это "низкое".

   3. Сходная по главным положениям с Моделью Ельчанинова в 1985 году Магомедом А. Чартаевым с его соавторами была разработана модель, названная “Моделью Чартаева”. Чартаев, будуча председателем убыточного колхоза им. Орджоникидзе Акушинского района Дагестанской АССР, вместе с членами правления с согласия общего собрания колхозников, внедрил и за 5 лет  довёл до такой эффективности, которая позволила коллективу колхоза, позже названного “Союзом совладельцев-собственников “Шухты””, обеспечить через 10 лет работы трудящихся таким заработком, который позволил каждому из них иметь дом, машину и обустроить быт на современном уровне. Такое стало возможным благодаря тому, что организация работ по Модели Чартаева за первые 8 лет позволила увеличить объём производства в 15 раз, производительность труда – в 64 (!) раза, урожайность с гектара – в 5 раз, расширить посевные площади – в 1,5 раза, увеличить поголовье овец в 3 раза, а погловье крупного рогатого скота – в 2 раза, маиериальные затраты на обслуживание транспорта снизить в 20 раз, а численность управленческого персонала уменьшить в 8 раз. В последующем М.Чартаев создал комплекс, состоящий из многих предприятий, работающих по положениям Модели Чартаева. (Модель Чартаева, ОСГО,  https://vk.com/topic-88761316_34870564). 

  При разработке упомянутых положений о стимулах исходили из того, что природное поведение человека во все времена в целом имеет много общего. Природа наделила его инстинктами. Но поведение его зависит и от обстоятельств и условий общественной среды его обитания. Из этого следует, что стимулирующие положения должны основываться на типичной природной психологии поведения человека с инстинктивным желанием достичь удовлетворённости результатами своего труда и признания общества, а также обеспечить благополучие себе и своим близким. Но направлять его поведение следует так, чтобы не рассчитывать на его сознание, а стимулировать (побуждать или даже вынуждать) его, принося пользу себе, приносить пользу государству, то есть - среде обитания его и его потомков.

  Ещё об одной важной составляющей стимулирующего комплекса - о неоходимости системы неотвратимости справедливой ответственности. Наиважнейшее место при этом занимает отвктственность выбранной народом верховной власти страны -  Президента, каждого из членов Парламента и членов избирательных комиссий, а также губернаторов и мэров городов.

    В комплекс стимулирования должен входить ещё один экономический механизм, вынуждающий предприятия непрерывно искать и внедрять научно-технические достижения. Это – конкурсность.  И т.д.

     Предупреждение! Для всех отраслей и на всех уровнях государственного и частного промышленного производства, сельского хозяйства, науки, образования и др., а также управления ими, включая управление государством, должны быть разработаны, проверены на практике и законодательно внедрены системы, стимулирующие эффективный труд. Если этого не будет, то даже в случае реализации мер, необходимых для построения справедливого общества, включающих меры по  демократизации, духовному возрождению, мобилизационной экономике и т.д., быстро начнёт утрачиваться справедливое распределение материальных и моральных благ. Заинтересованность в эффективном труде начнёт подменяться формализмом и сойдёт на нет, а справедливый общественный строй начнёт вырождаться!

Литература

1.Ельчанинов П.Е. "Модель альтернативной экономической системы", М. – Екатеринбург – Краснодар, ЗАО "Полиграфсервис", г.Курганск Краснодарского края, 1998 год, 186 с..

2. Ирек Фахрутдинов (Фахрутдинов И.Х.) “Как возрождать Россию и продлевать жизнь человечества. Что было, есть и что должно быть”. Третье дополненное издание. М., Изд. ОСГО, 2014 г., 496 с. (Сайт Русские времена – www.rustimes.com, Читальный зал).

 

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован