25 ноября 2013
16024

Глава 12. Необходимость масштабной идеи для консолидации российской элиты: преодоление силы `евразийской центрифуги`

... православная цивилизация"
имеет значительные отличия
от "западноевропейской...[1]

С. Хантингтон

... идеологическая интеграция России
и ЕС видится нам вполне вероятной...[2]

О. Барабанов, профессор МГИМО(У)


Политико-идеологический выбор представляется сегодня многим достаточно абстрактным, хотя в действительности этот выбор абсолютно политически конкретен и носит сугубо прикладной экономический характер. Либеральный идеологический выбор 90-х и нулевых привел к политике безумной приватизации и деиндустриализации, которая, в свою очередь, привела к сырьевой экономике и отставанию в развитии НЧК. И сегодня (при том, что все противоборствующие стороны избегают слово "идеология") основная борьба внутри элиты развернулась именно вокруг идеологического выбора, который в конечном счете будет определять выбор политический и экономическую стратегию страны. Этот идеологический выбор придется делать между:

- суверенитетом и "правилами" глобализации;

- национальной идентичностью и отказом от неё;

- национальными и "общемировыми" (европейскими и т.д.) ценностями;

- госрегулированием и "всесильной рукой рынка;

- собственными технологиями и внешними заимствованиями;

- опережающим ростом НЧК и его деградацией;

- демографическим ростом и депопуляций;

- приоритетами развития восточных регионов и "универсализацией" правил для всех регионов;

- между евразийской интеграцией и "европеизацией" и т.д.

К сожалению, этот выбор еще не сделан до конца, что отражается на всех его идеологических составляющих и последствиях, но прежде всего тех, которые определяют темпы развития НЧК. Во всяком случае в 2013-2015 годах ожидается откровенное игнорирование потребностей отечественной науки, образования и культуры. Естественным результатом этого во втором десятилетии XXI века стало то, что зарплаты ученых и разработчиков в Китае значительно выше, чем у их российских коллег по отношению к средним показателям каждой страны. Ученый в Китае получает в 2,5 раза больше среднего, тогда как российский ученый - лишь в 1,5 раза больше. Самые высокие заработки в РФ у газовиков, нефтяников и нефтехимиков. А в КНР верхние строчки зарплатных рейтингов занимают технари, программисты и исследователи. Такая разница показывает не только сырьевую ориентацию российской экономики и инновационную направленность китайской[3], но и идеологическую ориентацию, осознанную финансово-экономическую политику российской элиты.

Так, говоря о "европейском выборе" России, либералы подразумевают западноевропейскую систему ценностей, которая пока что достаточно эфемерна (хотя этот процесс в Европе и является наиболее приоритетным и всячески сознательно стимулируется в ЕС). Этот выбор будет тем осознанее и успешнее, чем он будет больше конкретизирован. Сказанное означает, что "евразийский выбор" России должен быть оформлен в идеологическую систему взглядов и максимально конкретизирован. В частности, например, с точки зрения его пространственного, геополитического охвата. Так, если "европейский выбор" сегодня означает ориентацию на Евросоюз, то "евразийский выбор" отнюдь не исключает Европы, но этот выбор - синтез ценностей и интересов Европы и Азии, а не копирование чужой системы ценностей.

В 2011-2013 годах в российской элите произошло также "расширение горизонтов стратегического видения"[4], связанное с целым рядом причин объективного и субъективного порядка. И немалую роль в этом имело "пространственно-историческое" восприятие роли России и Евразии, которую В. Тимаков характеризовал как противодействие "евразийской центрифуге". Это - исключительно славянско-русский феномен миграции на северо-восток и восток в течение тысячелетий предков нынешних русских - восточных славян. Русские оказались единственным народом Евразии, - пишет В. Тимаков, - освоившим континентальную сердцевину, Хартленд, и создавшим великую державу в зоне с преобладанием отрицательных температур. Один этот факт позволяет говорить об уникальном историческом опыте нашего народа, преодолевшего силу "евразийской центрифуги". Причины этого феномена требуют отдельного глубокого исследования. Но они, скорее всего, носят нематериальный характер, так как "Движение встречь солнцу" совершалось вопреки материальным (экономическим и географическим) факторам[5].

Действительно, вопреки всем волнам кочевников, мигрировавших на запад, к "теплому морю", русские шли на север, восток и юго-восток, проводя не колонизаторскую, а цивилизационную политику, заселяя огромные пустынные территории. И это движение продолжалось несколько столетий, то ускоряясь, то замедляясь по воле правителей, но никогда не останавливалось.

Россия никогда не переставала быть частью Европы, представляя собой ее восточную ветвь, ареал обитания которой в Центральной и Юго-Западной Европе неуклонно сокращался. Последние славянско-православные очаги стали усиленно уничтожаться еще в XVIII-XX веках, оставляя слабые следы в памятниках архитектуры и топонимике Германии, Богемии, Польше.

Думается, что столкновение цивилизаций, прежде всего европейской, исламской, китайской в XXI веке уже неизбежно. Это столкновение уже привело не только к исламизации Европы, но и росту внутренних конфликтов, которые всячески стараются замалчивать, прикрываясь идеями "толерантности". И России не удается избежать участия в этом столкновении в будущем хотя бы потому, что уже сегодня она в полной мере ощущает давление как протестанско-каталического, так и исламского факторов. Как это и было на всем протяжении ее истории, начиная с X века.

Сохранение в этих условиях национальной идентичности означает сохранение нации, ее способности защищать национальные интересы и интересы государства. Это - великая миссия, которая уже не раз выпадала русскому народу. И каждый раз он решал ее продвигаясь на северо-восток и восток. Так было, когда под давлением Запада и Востока жители Киевской Руси мигрировали в Северо-Восточную часть Руси. Так было в XXI веке и потом - в XVI-XVIII веках, когда они дошли до Тихого океана и берегов Северной Америки.

Думается, что и в XXI веке наша нация должна повторить этот путь, понимая, что не только мировой экономический и торговый центр смещается на восток, но и наши интересы находятся прежде всего на востоке. И не потому, что нас разочаровала эгоистическая Европа, а потому, что объективно любая нация привязана к своей культуре, истории и территории. И первое, и второе и третье, как минимум, поровну в России делится между Западом и Востоком.



а). Евразийская идея против либеральной идеологии и "европейского выбора"

... главный ресурс мощи России, ее будущее -
в нашей исторической памяти[6]

В. Путин, Президент России


"Евразийский выбор" России и есть та масштабная идея, которая может быть положена в основу национальной стратегии опережающего развития. Она предполагает синтез европейских и азиатских систем ценностей и интересов, который существовал в России на протяжении многих веков. Еще до принятия христианства на Руси народы, населявшие современную европейскую часть России, принадлежали, безусловно, к европейским народам, их восточно-славянской ветви, но в силу целого ряда обстоятельств имели очень специфические условия своего развития на огромном пространстве от южных степей до Белого моря.

Позже, с принятием православия и усилением взаимоотношений со Степью, Россия интегрировала в свою экономическую, политическую и культурную жизнь как европейские, так и азиатские ценности, сохраняя при этом всю уникальность своего развития.

По мере продвижения на Запад (возвращения земель в XIV-XVIII веках) и на Восток (колонизируя огромные пространства Сибири, Кавказа и Центральной Азии) эта специфика не исчезала, а, наоборот, развивалась, превратив Россию в уникальную европейскую цивилизацию "с азиатской спецификой".

Все эти столетия Россия испытывала давление как со стороны католического и протестанского Запада, так и Востока. На протяжении многих периодов, как, например, в XIV-XVIII веках, ее приходилось, по оценке В. Ключевского, вести в среднем ежегодно переживать дважды набеги с юга и юга-востока и один раз в два года - с запада. И России удалось выдержать этот натиск и даже расширить свое влияние благодаря во многом умению совмещать свои нормы, правила, обычаи и систему ценностей с европейскими и азиатскими. Только военными успехами объяснить этот феномен невозможно.

Вместе с тем в отдельные временные промежутки западное или восточное влияние оказывались то слабее, то сильнее. Именно это происходило, например, в эпоху Петра I или Александра I. Это же произошло и в конце XX века, когда "европейский выбор" либералов на время перевесил все рациональные соображения.

Вместе с тем на практике евразийские интеграция представлялась в более узком - социально-экономическом - контексте. Что видно, например, из Стратегии экономического развития СНГ до 2020 года, которая отражала логику российской Стратегии-2020 "образца 2008 года". В частности, основными целями определялись следующие "общие цели" и "главные задачи" СНГ[7]:

- эффективное использование географического и природного, экономического и транзитного потенциалов на благо интересов своих граждан;

- развитие институтов взаимного экономического сотрудничества для получения наибольшего эффекта от совпадения национальных экономических интересов;

- повышение глобальной конкурентоспособности национальной экономики;

- диверсификация структуры экспорта с увеличением доли продукции высоких технологий, высокой степени переработки и добавленной стоимости;

- развитие финансовых институтов и повышение инвестиционной привлекательности;

- взаимодействие в социальной сфере, создание условий для интеграции систем образования государств - участников СНГ, их согласованное развитие и сотрудничество.

Приоритетные направления развития взаимодействия:

- завершение формирования и функционирование зоны свободной торговли в рамках СНГ в соответствии с нормами и правилами Всемирной торговой организации (ВТО);

- создание предпосылок для формирования общего экономического пространства;

- развитие общих рынков отдельных видов продукции, в первую очередь сельскохозяйственной;

- взаимодействие в области транспорта, в том числе формирование сети международных транспортных коридоров;

- углубление сотрудничества в области энергетики в целях повышения надежности энергоснабжения и оптимизации использования топливно-энергетических ресурсов;

- формирование на основе национальных инновационных систем межгосударственного инновационного пространства, способствующего продвижению научно-технических разработок и изобретений;

- создание эффективных платежно-расчетных механизмов и более широкое использование фондового рынка для взаимного перетока капиталов;

- развитие частного сектора, основанного на расширении экономических свобод, укрепление прав собственности и законности, развитие государственно-частного партнерства.

"В русских летописях XVI-XVII веков эпопея заселения Сибири называется "Движением встречь солнцу". Действительно, за несколько десятилетий наши предки совершили стремительный бросок в восточном направлении, навстречу восходящему светилу, подарив России целый субконтинент. В истории Евразии это единственный пример массовой миграции в глубину Хартленда, удалённого от тёплых морей холодного сухопутного пространства, расположенного в самом центре материка. До сих пор на протяжении тысячелетий господствовала иная тенденция: народы Хартленда стремились переселиться из центра Евразии на тёплую приморскую периферию, что позволило мне в предыдущей статье назвать этот неизменный миграционный механизм "евразийской центрифугой".

В Восточной Европе описанная ранее центробежная сила, вызванная климатическими предпочтениями, заставляла все народы двигаться вслед за солнцем, то есть переселяться с востока на запад. (Если быть более точным, с северо-востока на юго-запад.) Русские оказались первыми, кто нарушил устойчивую геополитическую закономерность. Отчего это произошло? В чём загадка нашей истории?

Русское движение "встречь солнцу", по "встречной полосе" генеральной миграционной трассы, уходит корнями в глубокую, плохо документированную древность, в первые века Христовой эры. Хотя "Повесть временных лет" Нестора Летописца нельзя считать строго достоверным источником, она всё же опирается на смутные образы, сохранявшиеся в исторической памяти народа. Показательно, что прародину восточных славян Нестор помещает к юго-западу от Киевской Руси, на Дунае, а оттуда уже "разошлись славяне по земле... и пришли и сели по Днепру"...

Интересно отметить то, что началось это могучее движение в эпоху Великого Переселения народов. В то самое время, когда вся Восточная Европа валом валила на юго-запад, когда гунны и готы, авары и гепиды, болгары и хорутане спешили приобщиться к благам одряхлевшего Рима, наши пращуры предпочли лесные дебри в верховьях Днепра и Волги. Это был, по сути, исторический момент размежевания славянских судеб. Те протославяне, что направились на юг, стали впоследствии хорватами, сербами и болгарами. Те, что предпочли северо-восток, стали русскими. Тех, кто устремился в цветущий виноградно-оливковый край, судьба обрекла на историческое прозябание. Тех, кто предпочёл царство трескучих морозов, ожидало могучее историческое цветение...>>[8].

На карте, приложенной к данной статье, нанесён генеральный вектор русской экспансии за минувшие две тысячи лет: от украинско-польского пограничья в глубину Сибири. Это упрямое неуклонное движение прямо противоположно направлению Великого миграционного тракта, протянувшегося из холодных континентальных глубин к тёплой приморской периферии Евразии. Опираясь на исторические факты, можно без обиняков утверждать, что русские выбрали особый путь, - в буквальном, физическом смысле этого слова.

Кроме того, весьма вероятно, что именно русское "движение по встречной" заперло Великий миграционный тракт и остановило тысячелетний поток кочевников в Европу. Русские оказались единственным народом Евразии, освоившим континентальную сердцевину, Хартленд и создавшим великую державу в зоне с преобладанием отрицательных температур. Один этот факт позволяет говорить об уникальном историческом опыте нашего народа, преодолевшего силу "евразийской центрифуги". Причины этого феномена требуют отдельного глубокого исследования. Но они, скорее всего, носят нематериальный характер, так как "Движение встречь солнцу" совершалось вопреки материальным (экономическим и географическим) факторам. Безусловно, причины упомянутого "особого пути" тесно связаны с духовной жизнью русского народа и с его ощущением своей исторической миссии.



Среди основных объективных причин можно выделить следующие:

- рост экономической мощи и политического влияния стран АТР;

- потребность в усилении интеграции постсоветских республик на "евразийской основе";

- разочарование позиций Запада по вопросам политического и экономического сотрудничества;

- ростом военно-политических противоречий с развитыми странами (и не только по вопросам евро ПРО).

Субъективные причины также имели место и выражались прежде всего в росте опасений у российской элиты за свое будущее: ставка на Запад, которую она делала последние 25 лет, связывая с ним свое личное, в т.ч. семейное будущее, оказалась сомнительной.

Вместе с тем, парадоксально, но факт - Россия уделяет чрезвычайно мало внимания своим восточным регионам. В июле 2012 года это был вынужден признать Д. Медведев, заявивший, что "... государство фактически не занимается развитием Дальнего Востока"[9].

В свое время Россия стала великим государством под лозунгом "Москва - третий Рим". Позже - Российская империя. Еще позже - СССР. Теперь же остаток СССР - РСФСР, называемый Российской Федерацией, пытаются идентифицировать с тем, что было империей - СССР. Именно поэтому идея евразийства стала отражением практической политической потребности, объективно существующей сегодня в национальном самосознании не только в России, но и во многих других государствах, включая европейские. Она сродни русской идее, существующей независимо от того, где проживает тот или иной представитель нации. Как справедливо заметил академик М. Титаренко, "Русская идея - это идея сохранения, развития и приумножения добрых сторон политической, хозяйственно-бытовой, житейской культуры и психологии русского народа, его адаптации к геополитическим евразийским особенностям местоположения и цивилизационному многообразию, порожденному пересекающимися в этой части Евразии мощными силовыми линиями ряда культур и религий: христианской во всех ее ипостасях, мусульманской, шаманской, буддийской, конфуцианско-даосской, иудейской и др.

Все это породило в ноосфере мощное поле взаимовлияния, взаимоучебы и этносоциально-культурного симбиоза и синтеза, культурной конвергенции, которые придали русской и российской культурам, т.е. совокупности достижений культур всех населяющих Россию народов, уникальные цивилизационные особенности, которые и обозначают термин "евразийство".

С учетом вышеизложенного было бы ошибкой противопоставлять понятия "русская идея" и "современное, или новое евразийство", поскольку русская идея является мощным стержнем, жизненной артерией евразийства"[10].



б). Евразийский выбор элиты как принципиальная основа ее самоидентификации

Нам нужно соблюдать некоторый
баланс между сиюминутной выгодой
и стратегическими инвестициями[11]

Е. Касперский, эксперт по кибербезопасности

... Москва странным образом выглядит апатичной
или безразличной в отношении преступных
геополитических замыслов Запада[12]

Ф. Каннингем, ирландский журналист


Евразийский политико-идеологический выбор российской элиты означает не только крупный мировоззренческий сдвиг внутри элиты, но и принципиальный политический выбор, за которым должны последовать не менее принципиальные решения в области стратегии развития нации. Прежде всего в области укрепления ее суверенитета при четкой национальной самоидентификации и выделении приоритета развития восточных регионов страны. Что является неотложной задачей уже сегодня, точнее - вчера. Так, без такого выбора и суверенитета невозможно, например, решить вопросы кибербезопасности, которые в 2013 году стали особенно очевидны и актуальны.

И не только потому, что контроль над киберпространством это сегодня (как показали факты, ставшие известными в июне 2013 года в США и Великобритании) контроль над обществом и экономикой, а в конечном счете в области безопасности. Это еще и проблема обеспечения национального суверенитета в случае реальных кибератак. Как считает Е. Касперский, "...К сожалению, есть три сценария кибератак, которые могут привести к разрушительным последствиям. Первый - это атака на индустриальные системы, энергетику, транспорт, то есть атака на компьютеры, которые управляют всем этим миром начиная с лифтов, светофоров и т. д. Второй сценарий - атака на критически важную IT-инфраструктуру. Если банковская система встанет на несколько дней, понятно, это спокойно может привести к панике. А третий сценарий - это атака на телеком: на интернет, мобильные системы. Это три самых плохих сценария, которые приходят мне в голову. Хорошая новость заключается в том, что хуже сценариев у меня нет. И если раньше год за годом возникали сценарии все хуже и хуже, то теперь, я думаю, мы уперлись в потолок"[13].

Другой аспект стратегии - развитие восточных регионов России, где она очевидно запаздывает, все более отстает от США и Китая. Весной 2013 года, например, "Минэнерго США дало разрешение на поставки в Японию сжиженного природного газа (СПГ), которые могут начаться уже в 2017 году. На рынок Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) пытается попасть и Россия. Однако с планами по строительству своих заводов по сжижению газа наша страна опаздывает - к 2018-2019 годам рынок может оказаться уже поделенным крупнейшими поставщиками. Впрочем, не факт, что США готовы полностью снять ограничения на экспорт из-за риска роста внутренних цен"[14].

Российская реакция опять запаздывает. Еще в мае 2012 года российские ученые предложили создать должность специального заместителя председателя правительства РФ по вопросам ускоренного освоения Восточной Сибири и Дальнего Востока. Академик РАН, экс-секретарь Совета безопасности России Андрей Кокошин в то время заявил: "Для обеспечения задач ускоренного развития этих регионов учёные и эксперты предлагают комплекс мер, среди которых - создание поста специального заместителя председателя правительства РФ по этой проблематике, ряда государственных институтов развития, принятие целой серии законов и поправок к действующим законам", - сказал он. Это один из выводов доклада "Сценарии развития Восточной Сибири и российского Дальнего Востока в контексте политической и экономической динамики Азиатско-Тихоокеанского региона до 2030 года", - пояснил Кокошин.

В последнее время, отметил учёный, Россия приложила важные усилия по укреплению своей обороноспособности в этих регионах, что в свою очередь "является важным фактором обеспечения здесь наших экономических и политических интересов". В то же время необходимо развивать целый комплекс тем, связанных с ускоренным освоением Восточной Сибири и российского Дальнего Востока в контексте глобального экономического и политического развития"[15].

Решение было создать специальное министерство, базирующееся в г. Хабаровск, наделив полномочного представителя ДФРО и министра В. Исаева дополнительными функциями. И административных полномочий, и денег было выделено мало, как всегда с запозданием и проволочками.

Для большинства российской элиты и нации нет определенности относительно того, что понимается сегодня под Россией. Для незначительной части это - часть либеральной Европы, даже Евросоюза. Для некоторых - это Евразия. Для других - Российская империя или СССР.

Объективно Россия может вернуть себе идентификацию только объединив Украину, Беларусь, Казахстан при непременном условии опережающего развития Сибири и Дальнего Востока. Ее геополитическая роль в будущем - объединителя пространства между Западом и Востоком, между Севером Азии и ее Югом. Россия не может ни стать частью Евросоюза, ни частью Востока, хотя до сего дня в России существует и даже набирает силу иная точка зрения. И прежде всего по мировоззренческим, идеологическим причинам[16].

Подобное объединение вокруг России, конечно, должно произойти на идеологической и политической основе, но в основе его находится фундамент, состоящий из трех основных блоков, причем главный блок - создание единой системы евразийской безопасности - пока еще даже не обсуждается.

Между тем именно в этой области нарастают тревожные тенденции, которые рядом экспертов оцениваются как прямая угроза миру в Евразии. И не без оснований. Так, российские эксперты пишут в частности: "Существующие оценки защищенности шахтных пусковых установок, как правило, относятся к воздействию поражающих факторов ядерного удара, основным из которых является избыточное давление ударной волны. Предпринимались попытки применить аналогичные критерии и к поражающим факторам ВТО. Однако вряд ли такой подход обоснован, поскольку высокоточное оружие оказывает лишь локальное воздействие, в отличие от ядерного оружия. Как известно, защищенность шахтных ПУ от ударной волны оценивается специалистами в 100-200 атмосфер. При ядерном ударе такое избыточное давление реализуется на расстояниях до 50-100 м от эпицентра взрыва, так что ударную волну в расчетах стойкости ПУ можно приближенно считать плоской волной. Совершенно иная ситуация возникает при воздействии высокоточного оружия. Оценки показывают, что при калибре применяемого ВТО до 1 т, сопоставимое избыточное давление во фронте ударной волны возникает всего лишь на расстоянии до нескольких метров, если не предпринимается никаких мер для фокусировки энергии взрыва.

Ударная волна взрыва (фугасное воздействие) не является основным поражающим фактором при воздействии ВТО по укрепленным ШПУ, а к таковым относятся кинетическое (за счет кинетической энергии боезаряда) и кумулятивное воздействие. При достаточной кинетической энергии боезаряда, мощности его кумулятивной струи, либо совокупного эффекта от этих факторов возможно сквозное пробивание защитной крыши ШПУ, что приведет к повреждению контейнера МБР и самой ракеты, так что пуск последней будет невозможным. Шахта ПУ может быть выведена из строя также и в результате попадания боезаряда в критически важные узлы. К примеру, воздействие ВТО может быть не столь сильным для того, чтобы пробить защитную крышу, но достаточным для того, чтобы вызвать ее заклинивание или другое повреждение, что также приведет к невозможности пуска ракеты.

Для оценки требуемых поражающих характеристик ВТО рассмотрим системы защиты стационарных наземных МБР. Наибольший интерес представляют защитные устройства ШПУ, в которых размещены ракеты типа РС-18 (SS-19), РС-20 (SS-18), поскольку размещение перспективных МБР предполагается именно в этих шахтах.

Основные характеристики российских ШПУ МБР[17]


Визуальный анализ фотографий и данных об МБР и ШПУ МБР, опубликованных в открытой литературе (табл. 1), показывает, что защитная крыша представляет собой броневую плиту толщиной 0,9-1,4 м для ШПУ РС-18 и 1,5-1,8 м для ШПУ РС-20. Конструкция защитной крыши, по-видимому, является многослойной, с применением материалов, более стойких, чем сталь, по отношению к воздействию снаряда с высокой кинетической энергией или кумулятивной струи. В частности, известно, что в сочетании со слоями стали стойкость урановой керамики может быть выше в 2,5 раза при кинетическом воздействии и в 4 раза - при кумулятивном, по сравнению со сталью. В качестве грубых оценок можно предположить, что защищенность крыши ШПУ при прямом попадании эквивалентна прочности плиты из катаной брони толщиной не более 2-3 м.

Анализ опубликованных данных по проникающим БГ, находящимся на вооружении в США, позволяет предположить, что в настоящее время лишь УАБ GBU-37 может обладать способностью разрушать ШПУ. Хотя оценки физического воздействия УАБ GBU-28 по бронированной плите дают довольно скромные результаты, тем не менее, существуют основания предполагать, что если не сама УАБ GBU-28, то более поздние её модификации (GAM, GBU-37) оснащены кумулятивной боевой частью, что позволяет существенно увеличить поражающее воздействие при воздействии на броню. Известно, что существующие противотанковые управляемые ракеты, обладая массой всего лишь около 20 кг и кумулятивным зарядом около 5-6 кг, способны пробивать броневые плиты толщиной более 1,1 м за счет кумулятивного воздействия (табл.). Этот факт дает основание для предположения, что оснащенная кумулятивным, а тем более тандемным зарядом, УАБ GBU-37 способна пробивать защитные крыши ШПУ РС-18 и РС-20 насквозь.

Вероятнее всего, положение дел изменится в ближайшие годы, когда будут приняты на вооружение БГ BLU-116В, BROACH и AUP, которыми предполагается оснастить КРВБ CALCM, КРМБ Tomahawk, а также широкий перечень УАБ и УР калибром 450-900 кг. В частности, оценки для боеголовки AUP-3(M) показывают, что она за счет кинетической энергии будет способна пробивать броню толщиной до 1-1,5 м. Следует также отметить, что в США проводятся НИОКР, направленные на развертывание обычных БГ на стратегических МБP.

Сравнительные характеристики противотанковых
управляемых ракет (ПТУР)[18]



- социокультурного, образовательного, научного и духовного;

- инфраструктурно-экономического. Причем второй блок интеграционных процессов является не вспомогательным, а приоритетным. Это вызвано как идущими глобализационными процессами, которые выражаются в том числе и в растущем сотрудничестве России с Китаем, Индией, странами Юго-Восточной Азии и странами Европы, так и объективно усилением экономической, технологической, финансовой и политической роли стран АТС.

Надо понимать, что развитие восточных регионов непосредственно связано с переходом России на качественно новый этап развития, решением задач опережающего развития в период "фазового перехода", включая переход на V и VI уклады развития экономики. Такие требования ставят по-новому задачи перед экономикой, политикой и социальной жизнью нации. Эти задачи, с одной стороны, представляются как качественно новые, а, с другой, их решение возможно только на национальной культурной, духовной и научной основе. Примечательно в этой связи признание В. Путина: "... восстановив страну после всех потрясений, которые выпали на долю нашего народа на рубеже веков, мы фактически завершили постсоветский период. Впереди новый этап развития России - этап создания государственного, экономического, социального порядка и общественного жизненного устройства, способного обеспечить процветание граждан нашей страны на десятилетия вперёд.

Символично, что мы приступаем к этой работе в год, объявленный Годом российской истории. Ключевые вехи истории определили судьбу России, её тысячелетний путь. Наше поколение должно быть достойно этой великой истории, достойно нашего великого народа, который создал эту великую страну. Сегодня нас, как и наших предков столетия назад, должны вдохновлять вера и любовь к России. Мы обязательно добьёмся успеха"[19].

Существующие институты пока для этого не готовы. Как отмечает исследователь МГИМО(У) В. Лукин, "ШОС - молодая организация, успехи которой наиболее очевидны в сфере безопасности: армии государств-членов ШОС организуют совместные антитеррористические учения, в Ташкенте работает региональная антитеррористическая структура, проводятся совместные операции по борьбе с наркоторговлей. Меньше успехов на экономическом фронте: несмотря на обилие документов, реальных многосторонних проектов практически нет.

При этом сегодня ШОС подошла к некоторому рубежу, когда ей надо определяться, куда идти дальше. Однако по этому вопросу между членами ШОС особого согласия нет. Китай в основном заинтересован в экономическом сотрудничестве, создании зоны свободной торговли для лучшего сбыта своих товаров, а также в природных ресурсах региона. Россия хотела бы больше развивать политическое сотрудничество с целью усиления взаимодействия с Китаем в Центральной Азии. В свою очередь, государства Центральной Азии в основном рассматривают ШОС как дополнительный механизм по привлечению инвестиций и финансовой помощи. Их мало интересуют затратные проекты. Особенно последовательной в этом плане выглядит позиция Узбекистана, который не участвует ни в создании Университета ШОС, ни в Молодежном союзе ШОС, ни в других подобных инициативах.

Различное видение перспектив развития организации привело к тому, что ожидавшаяся всеобъемлющая "Стратегия развития ШОС", которую планировалось принять на нынешнем, пекинском саммите, вылилась в куцые "Основные направления".

Впрочем, главным вызовом для ШОС становится развитие процесса интеграции на постсоветском пространстве. Интенсификация деятельности ОДКБ и ЕврАзЭС, Таможенный союз России, Казахстана и Белоруссии, перспективы его расширения и создания ЕЭП и ЕАС ставят вопрос о том, как развитие сотрудничества в рамках ШОС будет соотноситься с этими процессами. В ШОС входят те же страны, за исключением гигантского Китая. Уровень интеграции между бывшими республиками СССР явно будет выше"[20].

Объективно усиление роли России как "инфраструктурно-транспортного" коридора между Западом и Востоком выгодна всем. И не только странам Евросоюза, но и Китаю и всем странам АТР.

Не вызывает прямых возражений и особая социокультурная роль России: страны Евросоюза усиленно культивируют собственную идентичность, КНР и Индия - собственную. Странно и нелепо было бы им возражать против создания Россией собственной социокультурной постсоветской идентичности. Прежде всего сохранения евразийской традиции. Как справедливо отмечает академик М. Титаренко, "Идея евразийской идентичности геополитического положения России и ее цивилизации имеет, по нашему глубокому убеждению, основополагающее значение для здорового развития страны, обеспечения ее целостности и внутренней стабильности, поскольку идея евразийства учитывает исторические корни и внутренние автохтонные и внешние цивилизационные компоненты, в результате синтеза которых сложилась русская культура, ставшая стержнем российской культуры. Ее высокий авторитет сделал ее транслятором и движителем подъема и расцвета культур малых народов, населяющих Россию, а русский язык - транслятором общения национальных языков, национальных культур всех народов России с мировой цивилизацией, с мировой культурой. Любое игнорирование идеи евразийства приводит к разрыву трансляционных связей малых культур, малых народов РФ с мировой культурой, замедляет их развитие. Представители элиты этих культур вынуждены сознательно или бессознательно искать замену русской культуре, русскому языку, другим компонентам нашей общности и придерживаться евроцентристских подходов, что поощряет замену русского языка и русской культуры как транслятора культур малых народов английским языком и, соответственно, усиление влияния чуждой традициям этих народов американо-европейской культуры.

Игнорирование евразийской сущности нашей культуры, по сути дела, ведет к подрыву единства и разрушению цивилизационного "обруча" России. Евразийская же парадигма ведет к сплочению народов, населяющих Россию, вокруг русской культуры. Еще крупнейший исследователь мировой цивилизации А. Дж. Тойнби отмечал, что "русские в отношениях с нерусскими лишены чувства презрения к другим нациям". По его словам, "это действительно дружелюбная и достойная восхищения русская традиция"[21].



в). Идея преодоления силы "евразийской центрифуги" и реалии евразийской интеграции

Для России освоение восточных регионов должно стать
главным политическим и экономическим проектом[22]

В. Гурвич, журналист


Очевидно, что современные реалии евразийской интеграции не соответствуют возможному масштабу этой идеи. Даже в самой идеологии евразийской интеграции (если ее можно назвать таковой) и ориентиров России в Евразии изначально заложено несколько крупных, даже принципиальных противоречий, без исправления которых вряд ли возможно говорить об эффективной евразийской стратегии. Если рассматривать только о части евразийской стратегии - политике России по отношению к постсоветским государствам, - то видны, как минимум, три принципиальные недостатка:

Во-первых, создаваемая интеграция должна исходить из приоритета создания импульсов для включения в интеграционный процессы развития восточных регионов "движения на восток" России, а не оставаться на стадии бесконечного бюрократического строительства институтов сотрудничества, которые, как оказывается и уже доказано, малоэффективны.

Во-вторых, политический призыв должен быть обращен не столько к правящим элитам, сколько к общественному мнению и гражданам постсоветских государств, институтам - общественным и политическим, - креативному классу. В том числе, а, может быть, в первую очередь, к народам России.

В-третьих, в основе такой интеграционной стратегии должна лежать не примитивная экономическая выгода и псевдоэкономические расчеты, а интересы безопасности и восстановления разрушенных связей между различными частями бывшей империи. Опять же, прежде всего, с ее восточными регионами.

Теперь обратимся к тем реалиям евразийской стратегии, которые существовали в 2012-2013 годы, хорошо описанных академиком А. Торкуновым в его выступлении 12 июня 2013 года в Минске на форуме "Евразийская экономическая перспектива" [23].

Процессы Евразийской экономической интеграции в настоящее время находятся в зоне повышенного внимания уже не только, и даже не столько со стороны стран-участников будущего Евразийского союза, но и со стороны значительной части всего мирового сообщества. И далеко не всегда доброжелательно. Иногда даже откровенно враждебно. Так, многие в ЕС усмотрели даже в ТС угрозу "восстановления империи". За нами с самым пристальным вниманием следят политики и эксперты из самых разных стран мира, казалось бы, очень далеких от Евразии. И это накладывает на нас огромную ответственность: любая наша ошибка, но, прежде всего, непоследовательность, нецелеустремленность, отход назад оцениваются как крупнейшее поражение. И, наоборот, любой успех по расколу прежде единого народа, рассматривается как политическая победа. К сожалению, примеров тому немало. Они ежедневно проявляются от Молдавии и Украины до Азербайджана и Узбекистана. Получается, что, как в Х-ХХ веках, Россия противостоит не только Западу, но и Востоку, который так или иначе стремится занять ключевые позиции в Евразии, т.е. опять Россия противостоит "евразийской центрифуге", которой, как и в прежние века активно помогают с Запада. Вновь огромная равнина, степи и тайга (а теперь уже и Арктика) становятся предметом влияния.

В настоящее время прямо противоположное по своей направленности развитие событий на Евразийском пространстве происходят стремительными темпами. Принято считать, что сложившиеся структуры, координирующие процессы интеграции, успешно справляются с теми вызовами, которые несет данный проект. Речь идет, конечно, о работе Евразийской экономической комиссии (ЕЭК). Несмотря на отсутствие схожего опыта, процесс интеграции не замедляется, а набирает обороты. Во многом это объясняется тем, что, как сказал, А. Лукашенко, экономическое сотрудничество не бывает без политического. А политическое сотрудничество между нашими странами имеет глубокие исторические корни. В этой связи хотел бы отметить три аспекта[24].

Во-первых, вопросы политики и безопасности невозможно искусственно отделить, изолировать от экономических вопросов. И вся международная практика это подтверждает. В том числе и история Евросоюза, в основе создания которого лежали, прежде всего, интересы безопасности, хотя некоторые ошибочно и полагают, что исключительно "экономическая целесообразность".

В этом же русле неизбежно будут развиваться и процессы в рамках евразийской интеграции. Так, принятое в декабре 2012 года решение о создании объединенной системы ПВО СНГ, способное в современных условиях гарантировать суверенитет государства, неизбежно будет иметь не только военно-политические, но и экономические, и научно-технические, и иные последствия.

Во-вторых, при всей важности отношений наших государств со странами Евросоюза, надо понимать, что ЕЭК - уникальный инструмент, в том числе и для развития этих отношений, ибо совместный "голос" - политически и экономически - заметно весомее, чем отдельные голоса. И международная практика это ежедневно подтверждает.

Наконец, в-третьих, крайне важно внимательно отнестись к тому, чтобы не отяготить практическую работу созданием новых, дублирующих структур. Речь идет о параллельных, дополнительных наднациональных органах, регулирующих экономические, политические и, в частности, дипломатические вопросы.

Исключение, наверное, составляет создание наднационального представительного органа. С. Нарышкин выступает за двухэтапный путь: сначала создать парламентскую ассамблею, а уже затем сформировать полноценный Евразийский парламент. Действительно, основные решения ЕЭК потребуют приведения в соответствие с ними национальных законодательств и предварительной парламентской экспертизы. С этим нельзя не согласиться. Наиболее оптимальным видится поэтапное преобразование Межпарламентской ассамблеи ЕврАзЭС в Евразийскую межпарламентскую ассамблею, а затем - в полноценный Евразийский парламент[25].

Надо иметь в виду и другое, т, о чем в своей статье "Россия на пути модернизации" говорит И. Шувалов[26]: при формировании будущего Единого евразийского экономического пространства Россия намерена ориентироваться на гармонизацию с законодательством Европейского сообщества - в той мере, в какой это будет содействовать экономическому росту. Дальнейшая перспектива - это создание Общего экономического пространства с Европейским Союзом. Это предполагает не просто гармонизацию законодательства союзов, но и постепенное снятие препятствий на пути движения товаров, капитала и граждан. Конченая цель, по словам Игоря Ивановича, это Европа без барьеров и визовых режимов, причем Европа - от Атлантики до Тихого океана.

Международные процессы, ускоряющиеся и усложняющиеся в связи с происходящими неоднозначными событиями в целом на политической карте, заставляют оперативно реагировать на те вызовы, перед которыми нас ставит стремительно меняющийся мир. И здесь надо согласиться с тезисами Президента Белоруссии А. Лукашенко о параллельном развитии политических, военных и экономических интеграционных процессов.

По аналогии с началом процесса формирования Европейского Союза будущий Евразийский союз может смело опираться на военно-политическое сотрудничество. Появлению первого интеграционного образования "Европейского объединения угля и стали" в 1951 году за два года до этого предшествовало создание военно-политического блока, а именно, Организации Североатлантического договора. Изначальное сотрудничество в военной и в военно-политической сферах позволило теснее взаимодействовать в сфере экономики, что в итоге привело к образованию Европейского Союза - межгосударственного объединения с самым глубоким уровнем интеграции на настоящий момент.

Существующие на евразийском пространстве такие объединения, как ОДКБ и ЕврАзЭС, необходимо развивать параллельно, уделяя пристальное внимание сотрудничеству как в сфере экономических отношений, так и в военно-политической сфере. Понимая важность дальнейшей будущей интеграции Евразийского союза с Европейским Союзом, мы не должны забывать о национальной безопасности. И в этом отношении Евразийская экономическая комиссия - уникальный инструмент взаимодействия стран-участников, в том числе в военной сфере.

Отдельно надо сказать о стратегически важном аспекте евразийской интеграции - осознанном и целенаправленном формировании (как и в Евросоюзе) общественно-политической поддержки идей интеграции внутри обществ и правящих элит наших государств. Крайне важна и поддержка СМИ, экспертного, научного сообщества и общества в целом. "Существует мнение, что интеграция не встречает массовой поддержки у простых людей, интеллигенции, предпринимателей. Для общества в целом иногда бывают непонятны выгоды интеграции. Вместе с тем, идеи интеграции развиваются не только в умах политиков, но и в умах экспертного, научного сообщества и всего общества. Необходимо понимать, что интеграция, основанная на неформальном взаимодействии между частнопредпринимательскими структурами, общественными группами и людьми часто развивается без какой-либо государственной поддержки, а иногда даже вопреки препятствиям, создаваемым правительствами. Именно это мы и наблюдаем в последние годы в России, где, например, были зарегистрированы за последний год пять "евразийских" партий, а общественные и научные контакты получили мощный толчок.

В отдельных случаях возникновение спонтанных общественных, экономических, торговых и инвестиционных связей способствует интеграции и взаимопроникновению экономик государств намного действеннее, чем работа руководителей государств. Мы, со своей стороны, готовы включаться в текущий процесс, точнее, уже включены. На базе ведущих вузов интегрирующихся государств разрабатываются фундаментальные исследования в сфере экономики, политологии, международных отношений, регионоведения, права, в которых анализируются происходящие процессы. Я готов призвать своих коллег: не стоит ждать, когда улягутся страсти и исторические процессы, аналогов которых никогда не было в мировой истории, и можно будет их неспешно изучать и анализировать. Я предлагаю становиться непосредственными участниками текущих интеграционных преобразований и самим создавать историю"[27].

Как известно, 18 ноября 2011 г. президенты Беларуси, Казахстана и России приняли Декларацию о евразийской экономической интеграции. В ней отмечено, что ближайшая интеграционная задача - полная реализация потенциала Таможенного союза, Единого экономического пространства и движение к созданию Евразийского экономического союза.

Для подписания Договора о создании Евразийского экономического союза еще предстоит провести кодификацию договорно-правой базы Таможенного союза и ЕЭП, устранить оставшиеся барьеры во взаимной торговле, обеспечить унификацию торговых режимов. Должны быть гармонизированы подходы к формированию макроэкономической политики, правила конкуренции, системы технического регулирования, тарифы естественных монополий, сельскохозяйственные и промышленные субсидии. Об этом мы все хорошо знаем.

Уже сегодня Евразийская экономическая комиссия уполномочена принимать решения государственного регулирования в сфере торговой политики, таможенного оформления, санитарного контроля и многое другое. После завершения формирования ЕЭП услуги будут предоставляться на условиях национального режима, включая транспортные, энергетические и финансовые.

Логика углубления интеграции в перспективе предполагает и передачу ЕЭК полномочий по инициированию и принятию решений, созданию институтов регулирования в рамках делегированных ей полномочий. Сегодня, когда работа над проектом договора о Евразийском экономическом союзе не завершена, необходима общественно-политическая дискуссия о его параметрах. Будущим договором должны быть объединены не только рынки, но и стратегические планы и перспективы развития наших стран. Новая ступень интеграции призвана открыть дополнительные возможности для эффективной кооперации в технологической, модернизационной, инновационной сферах, в области науки и образования.

Наша цель - формирование Евразийского экономического союза, который сможет на равных конкурировать и сотрудничать с остальными полюсами современного многополярного (полицентричного) мира. Его геополитической основой выступают неразрывные социокультурные связи, составляющие ядро интеграции евразийского пространства. По сути, речь идет о параметрах "цивилизационной реконструкции" в рамках евразийского проекта, создании условий для реализации исторического потенциала народов Евразии. Ничто на данном этапе интеграции не определяет евразийскую экономическую перспективу так, как два следующих аспекта.

Первый - это эффективность масштабной и многоплановой работы по формированию ЕЭП путем полной реализации четырех "свобод" ЕЭП: свободы движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

Второй - ситуация в глобальной экономике. Евразийская экономическая перспектива - лишь часть глобальной панорамы. Мы давно интегрированы в мировую экономическую систему. Финансово-экономическое положение наших стран в ощутимой степени определяют внешние факторы. Такие как, в частности, замедление темпов экономического роста, падение спроса на импорт. Стоит также упомянуть недавний кризис еврозоны и ситуацию на Кипре. В этом плане против течения нам плыть не удастся[28].

С недавних пор Россия - член ВТО. Значительная часть ее обязательств имплементирована в наднациональные нормы Таможенного союза и ЕЭП. Формирующийся единый рынок, уже сейчас во многом подчиняется общим правилам, становясь все более и более открытым. А следом за этим и более уязвимым.

Для понижения степени зависимости стран "тройки" от колебаний на мировых товарных и валютно-финансовых рынках необходима диверсификация наших экономик. Она может проявляться в освоении производства новых видов продукции, выходе на новые рынки и перераспределении внешнеторговых потоков в сторону увеличения взаимной торговли.

Россия много лет пытается решить эту задачу в рамках своей национальной экономики. Теперь эта задача в известной степени переложена еще на две "головы" - белорусскую и казахстанскую.

Не следует забывать и об обратной связи мировой экономики и интеграционных процессов. Развитие первой неразрывно связано с развитием и укреплением вторых.

Важным шагом в этом направлении стало Соглашение о согласованной макроэкономической политике в рамках "тройки", которое заработало с 1 января текущего года. В соответствии с ним три страны формируют экономическую политику в рамках параметров устойчивости экономического развития:

- годовой дефицит государственного бюджета - не выше 3% ВВП;

- государственный долг - не выше 50% ВВП;

- уровень инфляции - не выше более чем на пять процентных пунктов уровня инфляции государства-участника ЕЭП, имеющего наименьший рост цен[29].

Мировой финансовый кризис стал катализатором интеграционных процессов не только в Евразии, но и повсюду в мире.

Поиск конфигураций элементов экономической и финансовой политики, новых парадигм развития осуществляется на многих площадках - G20, БРИКС, Давос, Петербургский и Астанинский экономические форумы. Все вместе они складываются в некое подобие глобального диалога. Заручившись стратегическим пониманием наших общих задач и имея согласованные параметры формирования Евразийского экономического союза после 2015 г., мы могли бы стать участниками глобального диалога. Нам необходимо быстро и вместе войти в этот международный институциональный "интерфейс" и начать активно формировать ту экономическую среду, в которой нам завтра жить. Евразийский экономический союз - уникальный инструмент увеличения влияния наших стран на международные экономические и политические процессы. И мы не должны отступать от намеченного пути, даже если на первых порах нам хотелось бы видеть более впечатляющий экономический эффект от предпринятых действий[30].

Реальность такова. В 2012 г. - первый год работы ЕЭП - темп увеличения взаимной торговли Беларуси, Казахстана и России составил 8,7%. Это достаточно скромный показатель, несмотря на то, что темп прироста взаимной торговли почти в три раза опередил прирост внешней. За I квартал 2013 г. объем взаимной торговли товарами[31] сократился, составив 90,3% (15 млрд долл. США) к уровню I квартала предыдущего года.

Изменились пропорции развития взаимной торговли. Возросла доля Республики Беларусь (с 23,3% до 26,6%) и Республики Казахстан (с 9,5% до 11,2%) при сокращении доли Российской Федерации (с 61,2% до 62,2%).

Суммарный объем внешней торговли товарами государств-членов Таможенного союза и ЕЭП с третьими странами за I квартал 2013 г. по сравнению с аналогичным периодом 2012 г. снизился на 2,6% (216,8 млрд долларов США)[32].

Мы не ждем мгновенных результатов от интеграции. Идет процесс перенастройки, калибровки национальных экономик. Интеграция не должна негативно сказываться на сложившихся в экономиках наших стран механизмах экономического роста.

И вместе с тем, выстраивая некую перспективу. нам необходимо понимать структурность тех проблем, с которыми наши экономики сталкиваются.

Основным покупателем экспортируемых государствами-членами Таможенного союза и ЕЭП товаров выступает Евросоюз. На него приходится порядка 59,1% их совокупного экспорта[33].

В страны АТЭС было продано 18,7% экспортируемых товаров[34]. Странам СНГ - 7,6%[35].

Импортные закупки сосредоточены также преимущественно в странах ЕС. На них приходится более 43% совокупного импорта товаров. Ни для кого не секрет, что страны ЕС утвердились в качестве главных торговых партнеров[36].

ТС, на наш взгляд, прикован к Евросоюзу не только в этом контексте. Критическое переосмысление опыта работы исполнительной и законодательной властей ЕС помогает нам в организации деятельности Евразийской экономической комиссии.

Наш интеграционной опыт, как и всякий другой интеграционный опыт, уникален и реализуется в совершенно иных исторических реалиях, несмотря на то, что формально мы, вроде бы, идем вслед европейской интеграционной модели. Отмечу в этой связи лишь две характерные особенности.

Во-первых, евразийская интеграция носит ярко выраженный асимметричный характер из-за преобладания одного участника - России, что не типично для ЕС и других региональных объединений.

Во-вторых, по сути реинтеграционный характер евразийского проекта создал предпосылки для решения многих проблем комплексно и в более короткие сроки по сравнению с тем же Евросоюзом.

Европейским странам для создания Таможенного союза понадобилось около 11 лет. Более 30 лет для единого внутреннего рынка. Таможенный союз Беларуси, Казахстана и России заработал с 1 января 2010 г., то есть спустя 10 лет после основания ЕврАзЭС. А ЕЭП начало функционировать с 1 января 2012 г. и выйдет на полноформатный режим к 1 января 2015 года.

Можно сказать, евразийская интеграция в настоящее время находится на уровне 1986 г. европейской интеграции. Построение Единого экономического пространства в 2015 г. будет соответствовать уровню интеграции, который в Евросоюзе был в 1992 г., то есть накануне Маастрихта[37].

С учетом ускоренных темпов создания Таможенного союза и формирования ЕЭП на современном этапе мы наблюдаем частичное наложение интеграционных структур.

У нас есть Евразийская экономическая комиссия - постоянно действующий наднациональный регулирующий орган Таможенного союза и Единого экономического пространства "тройки".

И есть ЕврАзЭС в формате "пятерки" с сохранением функций развития интеграции в социально-гуманитарной сфере и реализации межгосударственных целевых программ. Членами ЕврАзЭС остаются Кыргызстан и Таджикистан, которые, как ожидается впоследствии, войдут в Таможенный союз и ЕЭП. Часть отраслевых советов и комиссий перешла в компетенцию ЕЭК. Часть осталась за ЕврАзЭС.

Функционируют Межпарламентская ассамблея ЕврАзЭС, Суд, Антикризисный фонд, организуется работа Центра высоких технологий.

Предполагаю, что в 2015 г. при соблюдении всех тех условий, о которых говорилось выше, произойдет оптимизация распределения функций или новая трансформация. Но говорить об этом будет возможно тогда и только тогда, когда будет подписан договор о Евразийском экономическом союзе с соответствующими четко прописанными ориентирами развития интеграции.

Именно поэтому необходимо быть сдержанным в обсуждении новых инициатив и создании дополнительных структурных единиц, в особенности с элементами политических функций (штаб-послов, евразийский парламент, проч.). Yа сегодняшний день даже Таможенный союз Беларуси, Казахстана и России работает с серьезными изъятиями.

29 марта 1994 г. в Московском государственном университете Нурсултан Назарбаев впервые предложил проект формирования Евразийского союза государств. Синергетическим эффектом от последовавших за этим действий по его воплощению в жизнь и стал евразийский интеграционный проект[38].

В этой связи хотелось бы еще раз подчеркнуть, что удачно найденный образ - "синергетический эффект" должен стать главным ориентиром строительства евразийской интеграции и утверждение лидирующего статуса ее российского ядра.


____________

[1] Хантингтон С. Столкновение цивилизации. М. 2005. С. 251.

[2] Барабанов О.Н. Перспективы формирования общего идеологического пространства России и Европейского Союза. М.: МГИМО(У), 2010. С. 11.

[3] Башкатова А. Китайские зарплаты оказались инновационнее // Независимая газета. 2013. 20 мая. С. 1.

[4] Тавровский Ю.В. Разворот на Восток // Независимая газета. 2012. 6 июня. С. 5.

[5] Тимаков В. Парадигма русской истории: особый путь, или движение встречь солнцу. 26 ноября 2011 г. URL: / http://win.ru/istoricheskie-diskussii/1322259293

[6] Цит. по: Латухина К. По следам войны // Российская газета. 2013. 15 марта. С. 2.

[7] Стратегия экономического развития Содружества Независимых Государств на период до 2020 года. Утверждена решением Совета глав правительств СНГ от 14 ноября 2008 г.

[8] Тимаков В. Парадигма русской истории: особый путь, или движение встречь солнцу. 26 ноября 2011 г. URL:http://win.ru/istoricheskie-diskussii/1322259293

[9] Наумов И. Треть России превращается в безлюдную пустыню // Независимая газета. 2012. 3 июля. С. 1.

[10] Титаренко М.Л. Россия и ее азиатские партнеры в глобализирующемся мире. Стратегическое сотрудничество: проблемы и перспективы. М.: ИД "ФОРУМ", 2012. С. 83-84.

[11] Новый В. Если будут "валить" регион, город или страну целиком - до свиданья // Коммерсант. 2013. 27 марта. С. 13.

[12] России нужно проснуться в вопросе о Сирии и Ираке ("Press TV", Иран). Цит. по: Эл. ресурс: "Военное обозрение". 2013. 15 марта / URL: http://topwar.ru

[13] Новый В. Если будут "валить" регион, город или страну целиком - до свиданья // Коммерсант. 2013. 27 марта. С. 13.

[14] Куликов С. Американский газ может появиться в Японии раньше сибирского // Независимая газета. 2013. 20 мая. С. 1.

[15] Цыганов А.А. Российские учёные предлагают учредить пост заместителя премьера по Восточной Сибири и Дальнему Востоку / Эл. ресурс: "Рейтинг персональных страниц". 2012. 5 мая / URL: http://viperson.ru/wind.php?ID=650413&soch=1

[16] "... идеологическая интеграция России и ЕС видится нам вполне вероятной...>>, - пишут, например, эксперты МГИМО(У) О.Н. Барабанов и А.И. Клименко. См.: Барабанов О.Н. Перспективы формирования общего идеологического пространства России и Европейского Союза. М.: МГИМО(У), 2010. С. 11.

[17] Мясников Е. Высокоточное оружие и стратегический баланс / Эл. ресурс. 1999 / URL: http://www.armscontrol.ru/

[18] Мясников Е. Высокоточное оружие и стратегический баланс / Эл. ресурс. 1999 / URL: http://www.armscontrol.ru/

[19] Путин В.В. Отчет о деятельности Правительства РФ за 2011 год перед Государственной Думой. 11 апреля 2012 г. URL: http://premier.ru/events/news/18671

[20] Лукин А.В. Цена вопроса // Портал МГИМО(У) 2012. 7 июня / Эл. ресурс: URL:www.mgimo.ru

[21] Титаренко М.Л. Россия и ее азиатские партнеры в глобализирующемся мире. Стратегическое сотрудничество: проблемы и перспективы. М.: ИД "ФОРУМ", 2012. С. 89.

[22] Гурвич В. Кому достанется Сибирь // Независимая газета. 2013. 7 июня.

[23] Торкунов А.В. Выступление академика А.В. Торкунова на Международном форуме "Евразийская экономическая перспектива" (12 июня 2013 г., Минск) / Эл. ресурс: "Рейтинг персональных страниц". 2013. 13 июня / URL: http://viperson.ru

[24] См. подробнее: Выступление академика А.В. Торкунова на Международном форуме "Евразийская экономическая перспектива" (12 июня 2013 г., Минск) / Эл. ресурс: "Рейтинг персональных страниц". 2013. 13 июня / URL: http://viperson.ru

[25] Выступление академика А.В. Торкунова на Международном форуме "Евразийская экономическая перспектива" (12 июня 2013 г., Минск) / Эл. ресурс: "Рейтинг персональных страниц". 2013. 13 июня / URL: http://viperson.ru

[26] Шувалов И.И. Россия на пути модернизации // Россия и мир. 2010. Январь.

[27] Выступление академика А.В. Торкунова на Международном форуме "Евразийская экономическая перспектива" (12 июня 2013 г., Минск) / Эл. ресурс: "Рейтинг персональных страниц". 2013. 13 июня / URL: http://viperson.ru

[28] Выступление академика А.В. Торкунова на Международном форуме "Евразийская экономическая перспектива" (12 июня 2013 г., Минск) / Эл. ресурс: "Рейтинг персональных страниц". 2013. 13 июня / URL: http://viperson.ru

[29] Выступление академика А.В. Торкунова на Международном форуме "Евразийская экономическая перспектива" (12 июня 2013 г., Минск) / Эл. ресурс: "Рейтинг персональных страниц". 2013. 13 июня / URL: http://viperson.ru

[30] Выступление академика А.В. Торкунова на Международном форуме "Евразийская экономическая перспектива" (12 июня 2013 г., Минск) / Эл. ресурс: "Рейтинг персональных страниц". 2013. 13 июня / URL: http://viperson.ru

[31] Исчисленный как сумма стоимостных объемов экспортных операций государств-членов Таможенного союза и ЕЭП.

[32] Выступление академика А.В. Торкунова на Международном форуме "Евразийская экономическая перспектива" (12 июня 2013 г., Минск) / Эл. ресурс: "Рейтинг персональных страниц". 2013. 13 июня / URL: http://viperson.ru

[33] Из них в Нидерланды -15,4%, Италию -10,1%, Германию - 6,4%, проч.

[34] Из них в Китай - 8,3%, Японию - 3,1%, проч.

[35] Из них в Украину - 5,1%, проч.

[36] Выступление академика А.В. Торкунова на Международном форуме "Евразийская экономическая перспектива" (12 июня 2013 г., Минск) / Эл. ресурс: "Рейтинг персональных страниц". 2013. 13 июня / URL: http://viperson.ru

[37] Выступление академика А.В. Торкунова на Международном форуме "Евразийская экономическая перспектива" (12 июня 2013 г., Минск) / Эл. ресурс: "Рейтинг персональных страниц". 2013. 13 июня / URL: http://viperson.ru

[38] Торкунов А.В. Перспективы евразийской экономической интеграции. 26.08.2013 / Эл. ресурс / URL: http://viperson.ru/

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован