Эксклюзив
07 августа 2014
12519

Александр Караваев: Возможностью быть единственным непосредственным модератором в дискуссии между президентами Азербайджана и Армении обладает только Путин`

Российский политолог, зам. гендиректора информационно-аналитического центра по изучению постсоветского пространства ИАЦ МГУ Александр Караваев поделился с Институтом Каспийского сотрудничества своим экспертным мнением по вопросу обострения ситуации в зоне нагорно-карабахского конфликта, оценил перспективы проведения встречи глав государств Армении и Азербайджана, а также прокомментировал позицию России в отношении данного вопроса.
В ближайшее время планируется встреча президентов Азербайджана и Армении для проведения переговоров по нагорно-карабахскому урегулированию. Александр Валерьевич, на Ваш взгляд, чего можно ждать от этой встречи и состоится ли она вообще?
Наверное, точно ответить на вопрос, состоится ли она,могут только в администрациях президента Азербайджана и Армении, потому что сама информация о встрече появилась весьма неожиданно. Обычно такие мероприятия готовятся заранее и сопровождаются длительными дипломатическими консультациями на уровне глав МИД. И даже в таких случаях эти встречи не всегда осуществляются. Были примеры, когда одна из сторон отказывалась в последний момент. Последние месяцы готовилась встреча в Париже под патронажем президента Франции. Оптимизма по поводу перспектив этого саммита уже нет. И тут совершенно неожиданно, как реакция на обострение ситуации на линии соприкосновения возникает информация о том, что президенты Азербайджана и Армении приглашены Путиным в Сочи. Это достаточно важно, как мне представляется.
У Путина есть все возможности, глобальный политический вес и необходимые рычаги влияния для того, чтобы способствовать снижению напряженности в зоне конфликта, призвав на "разбор полетов" и президента Алиева, и президента Саргсяна. В отличие от других президентов стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ ресурс воздействия на ситуацию в настоящее время в единственном виде находится у президента России. Так, Обама их звать не будет, потому что этот конфликт находится за пределами фокуса внимания американского президента. Про французского лидера я уже упоминал. Возможностью быть единственным непосредственным модератором в дискуссии между президентами Азербайджана и Армении обладает только президент Путин.
Если все-таки встреча не состоится или не будут достигнуты какие-либо значимые договорённости, способствующие разрядке напряженности в данном конфликте, допускаете ли вы вероятность того, что инциденты на линии соприкосновения перетекут в полномасштабные военные столкновения?
Мы не можем говорить о том, что планируется подписание каких-либо документов на этой встрече даже в том случае, если она произойдёт. До сих пор не очевидно, что является актуальной повесткой переговоров. Сведения по этому вопросу весьма ограничены. Есть информация, что президенты Армении и Азербайджана не будут общаться между собой, а только наедине с Путиным...
Что касается того, может ли этот конфликт перерасти в какие-либо масштабные боевые действия - мне кажется, что уже нет. Прошло уже достаточное время с момента последних крупных боестолкновений на линии соприкосновения. И очевидно, что стороны не намерены форсировать дальше эти события. Азербайджан демонстрирует военную мощь, летают самолеты, передвигается техника. Но пока никакого военно-стратегического развития эти инциденты на линии соприкосновения дальше не получают и маловероятно, что получат. Я не уверен, что до предполагаемой встречи 8-9 августа может что-то произойти, хотя все возможно и на 100 процентов гарантировать ничего нельзя. Но на сегодняшний день все начинает плавно перетекать в привычные пропагандистские дипломатические залпы. На войну это непохоже.
Какой может быть позиция России в перспективе в отношении нагорно-карабахского конфликта, учитывая то, что Армения в скором времени вступит в Таможенный союз и при этом является членом ОДКБ, а Азербайджан по-прежнему остается крупнейшим импортером российского вооружения в регионе?
Позиция России мало изменилась, если мы смотрим только по наглядной фактуре, по тем заявлениям и официальной политической линии, которой Россия придерживается. Она заключается в том, что России не выгоден такой мощный дестабилизирующий фактор на Южном Кавказе, коим является Карабахский конфликт. Он блокирует экономическое развитие Армении, коммуникацию между странами и не позволяет свободно выходить в регион Ирана и Ближнего Востока.
Россия имеет серьезные разноплановые интересы как в Азербайджане, так и в Армении, поэтому в идеале ей необходимы дружественные между собой государства, взаимодополняющие друг друга в отношениях с Россией.
Однако российская политическая линия не постоянна во времени и зависит от конкретных персоналий на уровне руководства министерств, ведомств и госкорпораций. Иными словами, есть разные группы принятия и реализации решений Кремля, которые периодически вносят коррективы во внешнюю политику. На уровне экспертов существуют диаметральные мнения по поводу того, что России выгодно в этом конфликте.
С момента заключения временного перемирия в мае 1994 г. прошло 20 лет, и за это время сменилось три президента - Ельцин, Путин, Медведев, снова Путин. Менялись и внешние геополитические условия вокруг России и вокруг Южного Кавказа. В целом была заметна определённая калибровка российской линии. В какой-то момент, вплоть до конца 1990-х было видно, что позицию Кремля в отношении конфликта в большей формируют российские военные. Так, генеральское лобби при Ельцине являлось самостоятельным игроком в политике России на Кавказе, выступало гарантом военной стабильности Армении и стремилось блокировать сложившийся статус-кво от каких-либо политических изменений. Причем, нередко это осуществлялось без оценок политических и экономических последствий.
Затем с приходом Путина стало очевидно, что какие-то подвижки в позиции Армении возникнут и возникали. И многие комментаторы стали говорить, что России было бы выгодно каким-то образом решить конфликт в рамках компромиссного сценария, по которому Россия получила бы возможность привлечь Азербайджан в свои экономические и затем, возможно, в интеграционные проекты. Теперь, в условиях экономических санкций, Москве выгодно привлекать бакинскую элиту в Россию в качестве инвестора или соинвестора для совместных проектов. Объективно необходимо не просто расширение торговых отношений, но создание совместных производств. Азербайджанская экономика небольшая по объему, соответственно ограничен и потенциал для внешних инвестиций, в сравнении с российскими масштабами, но сейчас каждый десяток миллионов долларов на счету...
Таким образом, в сочетании этих двух треков - военно-стратегических интересов и экономических взаимоотношений - выстраивается генеральная линия российской дипломатии в отношении данного конфликта.

Беседовала Алла Левченко
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован