29 ноября 2012
21428

1. Верховная власть, правящая элита, `правящий класс` и креативный класс[1]

Стремление президента (В. Путина) деприватизировать
государственную власть неизбежно было сопряжено с
урезанием власти тех, чьи полномочия при Б. Ельцине
разрослись за счет полномочий федеральной политической элиты[2].

О. Гаман-Голутвина, профессор МГИМО(У)

Большинство представителей нынешней элиты, имеющих
номенклатурное прошлое, вышли из административно-советского
аппарата, где они работали на вторых и третьих полях[3].

М. Афанасьев


Изначально очень важно определиться как можно точнее с тем, что мы понимаем под такими терминами, как "власть" (верховная власть), "правящая элита", "правящий класс" (политический класс), которые нередко воспринимаются как синонимы. Между тем между ними существуют принципиальные различия, а порой и серьезные противоречия.

При всей условности этих терминов нам необходимо понимать, из кого именно состоит правящая элита и кто принимает (и должен отвечать) за принимаемые решения, кто непосредственно формирует стратегию и политический курс, в том числе и по отношению к творческим слоям населения.

Кроме того, важно понимать, что между верховной властью и правящей элитой не только бывают, но и реально существуют противоречия, формируются различные "лагеря" и группы, отличающиеся в том числе и по политическим, и идеологическим взглядам. Собственно смена власти происходит из-за конфликта внутри правящей элиты.

Принципиально важно осознавать, что серьезные противоречия могут быть между правящей элитой и просто элитой ("управляющим слоем") страны, а тем более, между правящей элитой и политическим классом, который сегодня не представляет единого целого. Более того, некоторые его группы находятся в прямой оппозиции к правящей элите. Причем в 2011 году уже можно было говорить о серьезном конфликте между политическим классом и правящей элитой. Как минимум, идеологическом, когда в политическом классе выделилась устойчивая группа "либералов-прогрессистов" и не оформленное национально-патриотическое большинство. Как справедливо отмечалось в докладе ИНСОРа, отражавшем взгляды "либерал-прогрессистов" в 2011 году, "Спасти положение может только политическая воля, ответственность элит и раскрепощение энергии общества"[4].

В этой связи особенно важно попытаться разобраться в том, кто собственно понимается в современной России под термином "элита", на которой лежит сегодня главная ответственность за будущее страны. На мой взгляд, структура правящей элиты и политического класса страны выглядит следующим образом:



Главной отличительной чертой "правящего класса" в России является то, что он не принимает сколько-нибудь важных решений, а исполняет решения, принимаемые правящей элитой и делегируемые "управляющей элите" страны, т.е. он вовсе и не является правящим классом. По большому счету политический класс (куда входят и журналисты, и политологи, и большинство депутатов и чиновников) является в современной России "обслугой" правящей элиты, которой нужно ежедневно доказывать ей свою преданность и "нужность". Они не играют сколько-нибудь самостоятельной роли, чем очень недовольны и что проявляется иногда в откровенных (как у Г.Павловского) высказываниях. Другими словами политический класс, составляющий абсолютное большинство элиты, реальной власти не имеет. Это, впрочем, хорошо видно на примере депутатов и ведущих политологов и публичных политиков. Некоторые из них (абсолютное меньшинство, не более 1%-2%) представлены в управляющей элите, которая имеет более широкие полномочия, среди которых главное - дозированный допуск к перераспределению ресурсов. Который, прочем, весьма ограничен. По некоторым оценкам, в эту категорию входит несколько десятков тысяч граждан (и неграждан) России, которые в конечном счете выступают главным промежуточным звеном между обществом (нацией) и правящей элитой, а также верховной властью[5].

Таким образом, круг лиц, принимающих реальные политические решения, чрезвычайно узок и ограничен фактически членами группы "верховная власть", которые делегируют часть своих полномочий правящей элите, а та, в свою очередь, - управляющей элите. "Вертикаль" - жесткая, негибкая, хотя и предусматривает перемещение не только по "горизонтали", но и по "вертикали".

Как правило, верховная власть строго регламентирует не только полномочия, но и возможности представителям правящей и управляющей элиты, атрибуты власти и иерархию. Причем, по моим наблюдениям, эта система сложилась еще с брежневских времен: разделение по спецсвязи, транспорту, дачам, лечению и т.п. Хотя, надо признать, в разные периоды правления влияние правящего класса и управляющей элиты было более заметно. Особенно в поздний горбачевский и ранний ельцинский периоды, когда "разгул демократии" на самом деле означал "разгул политического класса". Съезды советов СССР и России - яркое тому свидетельство, ведь М. Горбачев и Б. Ельцин реально зависели от их решений и "общественного мнения", которое формировал политический класс.

Особое значение при В. Путине и Д. Медведеве приобрела группа лиц, входящих в правящую элиту, точнее, - группы лиц, которые выражали не только командные, но и личные и групповые интересы. Так, представители верховной власти, или "ближнего круга", связаны личными отношениями и обязательствами с первым лицом. Это главный атрибут - личный доступ и личное общение - вместе с определенным, четко очерченным кругом обязанностей. Во всем остальном у них практически неограниченные возможности.

Представителей правящей элиты отличает высокая степень самостоятельности в принимаемых решениях, которая, однако, во-первых, не должна выходить за пределы их компетенций, а во-вторых, находиться в русле "линии партии", определенной верховной властью. Представители правящей элиты пользуются всеми соответствующими атрибутами: спецсвязью, "мигалками", госдачами, а главное, - возможностью регулировать финансовые потоки.

Управляющая элита представляет собой высокопоставленных исполнителей воли правящей элиты, способной принимать самостоятельные решения в рамках своей относительно узкой (губернаторской, думской, аппаратной, корпоративной, медийной и т.п.) компетенции. Как показывают соцопросы, это наиболее консервативный, сдерживающий развитие страны социальный слой. Так же, как прежде князья, они отличаются от "верхних бояр", способных принимать широкие решения, особым прагматизмом, сверхосторожностью, нередко непрофессионализмом и часто корыстью.

Обращает на себя внимание не только низкое профессиональное и нравственное качество управляющей элиты, но и чрезмерно высокая степень недоверия к ней общества. Так, по опросам Института социологии РАН, не доверяет управляющей элите (за исключением РПЦ и президента РФ) большинство[6].


Поэтому, когда мы говорим в тех или иных случаях о "решениях элиты", "понимании элиты", "осознании элиты" и т.п., мы должны отдавать себе отчет, кого мы имеем в виду: правящий класс, который вместе с интеллигенцией, интеллектуалами обслуживает правящую элиту и помогает управляющей элите лучше выполнить поручение верховной власти, но не принимает решений? Управляющую элиту, выполняющую функцию исполнителя воли правящей элиты? Верховную власть, которая вместе с правящей элитой (но в разной степени!) принимает и должна отвечать за принимаемые решения?

В данной работе, говоря о правящей элите, я имею в виду именно правящую элиту и верховную власть, а не исполнителей - крупных (управляющая элита) и мелких ("правящий класс"), которые, однако, способны в той или иной степени влиять на формирование курса правящей элиты. Именно правящая элита находится в эпицентре принимаемых решений, а ее представления, носящие часто очень субъективный и даже неадекватный характер, и составляют собственно политику того, что мы называем правящим классом, и вовлекают в политику (в зависимости от политической целесообразности) те или иные социальные слои общества. Так, при Петре I верховная власть боролась как с управляющей элитой, так и правящим классом, выдвигая в правящую элиту новобранцев. При М. Горбачеве управляющая элита (в виде членов ЦК и секретарей обкомов) была защищена при помощи правящей элиты, которую в свою очередь "скорректировала" верховная власть, убрав из Политбюро сначала В. Гришина, а затем и А. Громыко.

Интересно, что М. Горбачев, который, как и все генсеки, находился в зависимости от решения пленума ЦК, избирался на последнем съезде непосредственно. Тем самым он освободился от влияния управляющего слоя (членов ЦК), став сам себе ведущим. По сути то же самое сделал и В. Путин, "освободившись" от коммерческих обязательств Б. Ельцина и влияния управляющей финансовой элиты, сформировав в конце концов собственную верховную власть и правящую элиту. До определенного предела естественно.

В этой связи необходимо определить место правящей элиты и креативного класса в системе - политической и идеологической - России. В этой связи нужно, как уже не раз приходилось, прибегнуть к модернизированной схеме, внешнеполитической программы М.А. Хрусталева[7].



Как видно из рисунка, роль правящей элиты огромна:

- именно правящая элита интерпретирует с той или иной степенью адекватности и профессионализма национальные и государственные интересы и ценности;

- именно правящая элита оценивает масштабы и влияние внешних факторов (вспомним хотя бы роль оценки И. Сталиным возможности начала войны в июне 1941 года, или "роль кукурузы", или "демократизации" и т.п.);

- именно правящая элита формулирует - явно или скрыто - национальные политические цели и конкретизирует их в задачах, расставляя приоритеты;

- именно правящая элита принимает важнейшие решения относительно распределения национальных ресурсов;

- наконец, именно правящая элита определяет стратегию страны как в ее самых общих чертах, так и в деталях - внешнеполитическую, военную доктрину, социально-экономическую, информационную и т.п.

При этом важно сделать существенные замечания. Во-первых, решения самой правящей элиты во многом предопределены решениями верховной власти. Так, решение верховной власти (части политбюро) в декабре 1979 года о вводе войск в Афганистан не согласовывалось с правящей элитой, но вытекало из ее идеологического курса. В данном случае - на обеспечение безопасности СССР и принципа интернационализма.

Верховная власть в России и СССР всегда играла решающую роль - и при императорах, и при генсеках, и президентах, но сама по себе верховная власть вынуждена была считаться с мнением правящей элиты (гвардии - при императорах, большинства ЦК - при КПСС, правящей элиты - при Б. Ельцине). Именно поэтому В. Путин долгое время и кропотливо менял правящую элиту, перемещая некоторых ее представителей в верховную власть либо на более низкий уровень. Тем же занимался и Д. Медведев, "реформируя" Минобороны, МВД, меняя губернаторов. При этом обращает на себя внимание, что верховную власть и правящую элиту они не трогали. Что видно, например, потому как 10 лет был законсервирован состав высшего руководства администрации, аппарата правительства и члены правительства. Правящая элита (напомню, около 100 человек) за 10 лет практически не изменилась. Передвижения происходили "по горизонтали": помощники президента становились вице-премьерами и наоборот. Примечательно, что и на более низких уровнях - начальников управлений и т.д. - изменений также не наблюдалось. Таким образом при В. Путине и Д.Медведеве "верховная власть" и "правящая элита" стали играть исключительно важную политическую, финансовую и административную роль.

Во-вторых, роль общества, нации и креативного класса в принятии решений правящей элиты минимальна, если вообще просматривается. Эта роль могла быть заметной только в том случае, когда представители управляющей элиты (например, эксперты ЦК) предлагали что-либо правящей элите и верховной власти, аргументируя это предложение ее же потребностью. Так действовали Г. Арбатов, В. Фалин, И.Иноземцев. Так действовали те немногие, кто был допущен к Б. Ельцину. Так действовали и при В. Путине и Д. Медведеве, но их влияние еще больше было ограничено чисто аппаратными методами: секретариаты и канцеляры брали на себя право решений. Что иногда даже раздражало верховную власть, в т.ч. Д. Медведева и В. Путина, которые чувствовали, что ими манипулирует аппарат.

Современный образ человека во многом формируется западной цивилизацией. И не только формируется, но и навязывается другим странам. Иногда даже силовыми методами. Но не только в этом дело, а также и в том, что вслед за этим образом навязываются чужие идеи, ценности, и, в конечном счете, политика, экономические и социальные условия развития. Так, например, как такая политика была навязана России в 90-е годы. В том числе финансовая и экономическая, сохранившаяся по сути до сегодняшнего дня. Роль элиты в этом процессе чрезвычайно велика. Именно правящая элита отвечает за интерпретацию национальных интересов и формирование политического курса, следствием которого является либо сохранение своих образов и идей, либо насаждение чужих. Очевидно, что последнее десятилетие было периодом борьбы - явной и скрытой - "своих" и "чужих" идей, от политики и экономики до образования и науки.

Роль креативного класса в этих условиях, как правило, невелика: правящая элита монополизирует политические функции, предопределяя поведение общества и государства, включая и отдельные социальные слои. Такие как креативные группы, которые становятся ведомыми по отношению к элите. Вот почему ключевой вопрос в отношениях "элита и креативный класс" - вопрос о допуске креативных групп к власти, т.е. управлению государством и распределению национальных ресурсов. Это - вопрос о политической власти. Само по себе это не произойдет, в том числе и с помощью демократических процедур, которые полностью контролируются правящей элитой. Необходимо, чтобы сама элита поняла такую необходимость, отказавшись от избранных принципов. Либо креативные слои как в странах Северной Африке, пойдут на улицу.

В обществе, кстати, растет понимание того, что правящая элита по большому счету не хочет перемен. Только в рамках либеральной традиции. И "традиционалисты", и "модернисты" в своем большинстве уже осознают необходимость давления "снизу". Как показывают соцопросы РАН, эту позицию так или иначе разделяют от 30 до 50%. И не случайно эта цифра совпадает с численностью активной части нации, куда входят креативные группы, интеллигенция, интеллектуалы, а также средние слои и служащие[8].



Существующая политическая система стимулирует "деидеологизацию" и прагматизм, т.е. конформизм. "Предпочтения избирателей по отношению к политическим партиям все менее определяются идеологическими изысками. Приоритетным становится весомость политических фигур, их близость к авторитетным и высокорейтинговым политикам. Производственная принадлежность и половозрастные характеристики практически не влияют на процесс определения электоратом своих предпочтений"[9].

Выше уже не раз говорилось о неспособности мировой и в ещё большей степени российской элиты обеспечить опережающее развитие, в т.ч. и человеческого капитала. Но, как оказалось, она (элита) не может обеспечить и эффективное антикризисное управление, что проявилось в условиях российского кризиса 2008-2011 годов. Примечательно, что и высшее государственное руководство, прежде всего Д. Медведев и В. Путин, - это прекрасно понимают. В 2008-2011 годы они не раз говорили о невосприимчивости российской экономики к инновациям, о неспособности реализовывать принимаемые решения, наконец, о коррупции и неэффективности госуправления. Это особенно актуально, когда речь идет о новых угрозах для общества и экономики, отчетливо проявившихся в условиях кризиса. Так, в "Стратегии национальной безопасности", утвержденной президентом России 12 мая 2009 года, прямо признается: "В условиях глобализации процессов мирового развития, международных политических и экономических отношений формируются новые угрозы и риски для развития личности, общества и государства. Россия... переходит к новой государственной политике в области национальной безопасности"[10].

Таким образом, в высшей части правящей российской элиты понимание существа проблемы есть. Но, как показывает реальность, от понимания до получения результата в качестве принятых мер, - огромная дистанция. Иногда кажущаяся непреодолимой. И эффективность (точнее, её полное отсутствие) антикризисных мер правительства тому наглядное подтверждение: кризис не только больше всего ударил по России, но он еще и показал, что принимаемые меры неэффективны, а решения - нереализуемы. Особенно ярко это проявилось в провале "Стратегии-2020".

Кроме того, серьезно ухудшилось как объективное положение большинства граждан, так и его субъективное восприятие. В целом кризис больно ударил прежде всего по параметрам, характеризующим качество жизни. Что видно хорошо на примере соответствующего индекса.

Первые пять стран по индексу производства социального капитала следующие: Бангладеш - Япония - Норвегия - Лаос - Индия. У России - 100-е место - где-то после ЮАР.

По индексу экокапитала первые пять стран такие: Австралия - Суринам - Канада - Гайана - Габон. Россия занимает в рейтинге 19-е место - между ЦАР и Парагваем.

По индексу палеокапитала имеем следующий рейтинг: Австралия - Кувейт - Катар - Казахстан - ЮАР. Россия занимает в рейтинге 8-е место - между Канадой и Чили.

Объединение индексов дает следующие результаты: по индексу качества жизни пять стран с максимальным значением индекса: Австралия - Канада - Норвегия - Люксембург - Исландия. Россия по данному индексу занимает 80-е место - между Македонией и Румынией. Для сравнения приведу пример 20 стран-лидеров.



На мой взгляд, основное объяснение этому лежит в фундаментальных идеологических вопросах. Лишив нацию национальной идеологии и права на национальную идентификацию, мы лишили её самого мощного и эффективного механизма управления государством и обществом. Оставив только финансовые инструменты управления, соответствующие идеологии либерализма.

Но нынешний кризис - это кризис всей существующей системы взаимоотношений, т.е. кризис формации. Самое слабое звено этой формации - Россия - оказалась в отсутствие идеологии (т.е. стратегии поведения в условиях кризиса) и самым пострадавшим звеном. Это означает, что если мировой кризис 1929-1933 годов был завершен в конечном счете созданием развитого индустриального общества и социального государства, то нынешний должен завершиться созданием постиндустриального общества, основывающегося на креативной экономике и развитии национального человеческого капитала. Но как раз такого понимания у российской элиты нет.

Вторая причина - в обществе нет осознания того, что многое в выживании конкретного человека в кризисной ситуации зависит лично от него. Личность в России уже перестала верить не только власти, но и в свою собственную перспективу. С этой надеждой исчезло и желание что-то делать и к чему-то стремиться. Остается уповать на Бога, лидера... Надеяться на нынешних правителей, на то, что "и так вывезет", - наивно. Если вы хотите спасаться, то должны сами строить плот. Такими "плотами" могут стать, например, поселения, основанные на новой самоорганизации, на взаимопомощи. Эксперименты подобного рода велись и имели определенный положительный эффект, но глобализация их свернула. Зачем создавать плоты, если почва под ногами кажется твердой, незыблемой?"[11].

В полной мере сказанное относится и к России, конечно, с серьезной спецификой, прежде всего применительно к российской квазиэлите (которую я буду все-таки называть элитой). Как видно, многие проблемы, которые мы называем российской спецификой, прямо относятся к качеству российской элиты. Собственно, этому и посвящается настоящая глава, выводом для которой могут послужить слова политолога Д. Тренина (с которым я редко соглашаюсь): "Не будет достойной элиты - не будет и гражданской нации, а "национальные интересы" будут произвольно определяться произвольно сменяющими друг друга узкими группами лиц"[12].

Таким образом, проблема качества российской элиты, отчетливо проявившаяся в условиях кризиса, разделяется на целый ряд взаимосвязанных проблем. Это:

- проблема (общая для всех развитых стран) осознания национальными элитами необходимости смены парадигмы экономического и социального развития, которая применительно к современной России формулируется как проблема выбора национальной элитой своего национального алгоритма развития, своих ценностей, своих приоритетов. Сохранение элитой в качестве идеологии и стратегического курса либеральной традиции (либо "выбор" между ее оттенками) - гибельная перспектива. И именно элита должна принять решение о смене курса. Как справедливо говорит Л. Григорьев, "в экономической политике мы постоянно сталкиваемся с невозможностью реализации рациональных и с математической точки зрения оптимальных решений, поскольку они затрагивают чьи-то интересы. Особенно выпукло фактор интересов проявляется в налоговой политике, переговорах по ВТО, выборе региональных приоритетов, предвыборной политике поддержки своих избирателей и т.д. Там, где кончается рациональный экономический анализ, обычно ссылаются на частные интересы, но только правящая элита в состоянии взвесить решения и провести их в жизнь, пытаясь сохранить баланс разнородных интересов"[13];

- проблема внедрения во властную элиту представителей креативных слоев населения и, соответственно, вытеснения из элиты старых социальных групп, прежде всего финансовых, административно-силовых, псевдополитических и т.д. Без смены элиты ничего не изменится. Нынешняя по-прежнему будет работать в России "вахтовым методом", а жить, учить детей покупать собственность и бизнес - за рубежом;

- проблема эффективного государственного и общественного управления, которая для России отнюдь не решена принятием Конституции 1993 года и административными реформами нулевых;

- наконец, главное - это проблема создания условий, прежде всего политико-идеологических, для развития творческого и нравственно-духовного потенциала нации, а в частности, креативных групп, которые в будущем будут предопределять качество экономики, общества и государства.


_____________

[1] "Правящий класс" ("политический класс"), верховная власть, правящая и управляющие элиты хорошо представлены на портале http://www.viperson.ru, где собрана информация о более 54 тысяч представителях политического класса страны, раздельного по отдельным стратам.

[2] Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты в России: вехи исторической эволюции. М.: РОССПЭН, 2006. С. 348.

[3] Афанасьев М.Н. Правящие элиты и государственность посттоталитарной России. М.: 1996. С. 170.

[4] Обретение будущего: Стратегия 2012. Конспект. М.: Экон-информ, 2011. С. 13.

[5] Речь, видимо, идет не только о тех, кого удалось собрать и систематизировать на портале http://www.viperson.ru, но и о множестве влиятельных чиновников и бизнесменов, избегающих публичности, однако обладающих большим административным и финансовым ресурсом.

[6] Готово ли российское общество к модернизации? / под ред. М.К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. М.: Весь мир, 2010. С. 141-143.

[7] См. подробнее: Хрусталев М.А. Методология прикладного политического анализа. М.: Проспект, 2010. С. 48.

[8] Готово ли российское общество к модернизации? / под ред. М.К. Горшкова, Р. Крумма, Н.Е. Тихоновой. М.: Весь мир, 2010. С. 156.

[9] Пеньков В.Ф. О политических технологиях и социальной базе политических партий в России // Мир и политика. 2010. Июнь. N 6 (45). С. 21.

[10] Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. 2009. 12 мая.

[11] Шубин А.В. Отплыть от "Титаника" к креативным кибуцам. URL:http://www.strf.ru. Дата обращения 29 января 2009 г.

[12] Тренин Д. Новая газета. 2009. 3 марта.

[13] Григорьев Л. Российские элиты в поисках почвы. URL:http://www.viperson.ru (www.opec.ru). Дата обращения 13.04.2011.

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован